Tags: социализм

ЧЕМУ ПОЛЕЗНО ПОУЧИТЬСЯ У СТАРШЕГО БРАТА?

Оригинал взят у domestic_lynx в ЧЕМУ ПОЛЕЗНО ПОУЧИТЬСЯ У СТАРШЕГО БРАТА?
...
Я уже писала, в связи с предстоящими реформами на Кубе, что те социалистические революции, которые произошли в ХХ веке– независимо от того, что думали их вожди – оказались по факту революциями догоняющего развития. Не случайно они и случились в странах не промышленных и передовых, как учил марксизм, а совершенно наоборот – в отсталых.
Они были, безусловно, антикапиталистическими, но не в том смысле, как думал Маркс и ортодоксальные марксисты. Они были превентивно антикапиталистическими. Они были направлены не столько против НАЛИЧНОГО в тот момент в стране капитализма (в России он был довольно неразвит, а крупная и серьёзная промышленность была в высочайшей степени иностранная), сколько против капитализма НАСТУПАЮЩЕГО. Антикапиталистическая революция предотвратила движение России по капиталистическому пути и превращение её в периферию (сырьевой придаток, по существу – колонию) Запада.
Тот строй, который возник (казарменный социализм, сталинизм – назовите, как хотите), позволил действительно за десяток лет «пробежать», по выражению Сталина, тот путь индустриализации, который у передовых народов занимал столетие и больше. Этого рода социализм с его максимальной централизацией и огосударствливанием всей хозяйственной жизни обладал ценнейшей особенностью: он позволял быстро сконцентрировать ресурсы на выбранном направлении развития и достичь результата. Никакой рынок сделать это не позволяет. В результате была создана современная промышленность, в преобладающей степени военная и тяжёлая, вообще, базовые отрасли промышленности. И главное, была создана индустриальная инфраструктура: дороги, электростанции, транспорт и т.д. Но ещё главнее – был создан ИНДУСТРИАЛЬНЫЙ НАРОД – народ инженеров и квалифицированных рабочих, который был способен САМОСТОЯТЕЛЬНО решать самые сложные задачи развития.
Это был режим жесточайшего форсажа, усугублённого в нашем случае величайшей войной, которую мы выиграли. И выиграли в решающей степени благодаря той самой, построенной на костях, промышленности. Не просто заводам и фабрикам, а наличию всей триады: завод + инженер + рабочий.
Но жизнь не может всегда идти в режиме форсажа. Дальше надо было выходить из социализма – по крайней мере, того, каким он был: государственным, военизированным, предельно централизованным и, следовательно, бюрократизированным.
Этап выхода из социализма мы и провалили, отпустив в Перестройку вожжи, вернее, бросив руль. В результате потеряли созданное кровью и потом. Что-то пустили по ветру, что-то растащили, что-то подарили своим же геополитическим противникам… Тут совпало несколько крайне неблагоприятных факторов: умственная слабость руководителей, обломовская надежда на друга-иностранца, сыграло свою роль моральное утомление народа, не обошлось и без прямого предательства…

Социализм 2.0 и его существующие предпосылки

Внутри капиталистического общества развиваются новые отношения, которые приведут к гибели капитализма.
«Никакая армия не сравнится с силой идеи, время которой пришло» Виктор Гюго.

Тезисно:
1. Развитие технологий социальных взаимодействий (социальных сетей) и стремление к удобству и эффективности приведёт к большему единению людей в социальные группы.
2. Большинство личных и коммерческих отношений окажется в глобальной или национальной социальной сети и будут открытыми.
3. Это приведет к повышению доверия и ответственности в социальных взаимодействиях.
4. С увеличением уровня ответственности и доверия снизится роль конкуренции и влияния капитала на производительные силы.
5. Деньги перестанут быть единственным переносчиком информации в экономике. На их место придёт явная информация, предзаказ, план.
6. С уменьшением значимости денег труд будет измеряться в часах. С развитием средств учета труда, социальной открытости и взаимодействия сотрудников будет явен трудовой вклад каждого работника в результат. Уменьшится отчуждение труда.
7. С измеримостью трудового вклада каждого работника и с развитием скорости технологий социальных взаимодействий внутри трудовых коллективов разовьются коллективные способы самоуправления и собственности: кооперативы, артели, гос.предприятия.
8. С развитием технологий социальных взаимодействий внутри государства повысится скорость принятия коллективных решений, повысится ответственность принимающих решения, выборность не по территориям, а по заинтересованным социальным группам, контроль и отзыв выбранного лица, прямая демократия.

Давайте разберемся, что за силы растут в существующем капиталистическом обществе, которые могут привести к изменению капиталистических отношений и в дальнейшем к гибели капитализма. При этом нужно иметь в виду, что уже один раз капитализм погиб. Развитие рабочего единения на заводах и фабриках привело к росту рабочего движения и установлению Советской власти. В дальнейшем развитие производственных отношений и уровня разделения труда привели к уменьшению единения рабочих внутри трудовых коллективов, отмене диктатуры рабочего класса и гибели СССР.

В борьбе с кризисом капитал и обычные люди ищут способы повысить свою эффективность и уровень потребления. Помогают им в этом новые технологии.

Всё чаще в борьбе за клиента производитель персонализирует товары, услуги, всё чаще слышим о клиентоориентированном бизнесе. То есть покупатель раскрывает часть своей персональной информации для более полного удовлетворения своих потребностей, а производитель накапливает информацию о клиенте. С другой стороны всё чаще появляются интернет-сервисы с отзывами недовольных клиентов, благодаря которым будущие клиенты могут узнать о недобросовестных производителях.

Появляются такие социальные явления такие как: совместные покупки, совместные поездки, когда группа людей объединяется для получения скидки на товары или услуги. При этом они раскрывают часть своей персональной информации, так как для совершения совместного действия требуется доверие и уверенность в других участниках.

Kickstarter.com – интернет сервис позволяющий изобретателям представить свою новую разработку, а будущие покупатели могут профинансировать понравившееся изобретение и первыми получить его. То есть изобретатели раскрывают информацию о будущем товаре и изучают спрос, а покупатели раскрывают информацию о желанности данной покупки.

Еще один феномен: социальные сети. Ради удобства общения со старыми друзьями и поиска новых люди раскрывают свою персональную информацию как владельцам социальной сети, так и другим компаниям, создающим приложения для соц.сетей и даже всему миру.

Государства принуждают использовать цифровую подпись, электронные платежи, подписываться реальным именем в интернете.
Работодатели проверяют профили в социальных сетях у будущих работников и отказывают в приеме на работу не имеющим заполненного профиля.

Таким образом, видна явная тенденция как к раскрытию персональной информации так и желание получить персональную и коммерческую информацию.
К чему ведет эта тенденция?

Со временем все больше информации о людях будет накапливаться в социальных сервисах типа социальных сетей. В результате все по всех всё будут знать или будет возможность узнать.

Это приведет к следующим положительным моментам:
- более быстрому и широкому взаимодействию людей
- повышению ответственности в социальных взаимодействиях т.к. результат будет опубликован и общедоступен
- большему доверию в социальных взаимодействиях

В основе теории капиталистических отношений лежит обезличенность покупателя и продавца. Покупателю нет разницы у какого продавца покупать. А продавцу нет разницы кто купит у него товар. Одинаковый товар, произведенный разными производителями, но продающийся по одинаковой цене одинаково желанен для покупателя. Единственным переносчиком информации о взаимоотношениях в экономике являются деньги. С развитием социальных сетей и взаимодействий производители будут получать всё больше информации о желаниях покупателей в явном виде. Всё чаще смогут работать по предзаказам и формировать планы.

С увеличением уровня ответственности и доверия покупателей и продавцов снизится роль конкуренции и влияния капитала на производительные силы. Например: начальный капитал предприниматели смогут брать не у банков под огромные проценты, а привлекать у будущих покупателей как в сервисе Kickstarter.com. Возможность работать по предзаказам товаров позволит планировать производство и меньше зависеть от конкурентных войн. Снижение конкуренции и открытие информации сделает возможным взаимодействие и кооперацию между ранее конкурирующими предприятиями и повышение их эффективности.

С уменьшением роли капитала в развитии производственных сил разовьются коллективные способы организации и самоуправления предприятий: кооперативы, артели. А развитие средств учета труда, технологий социального взаимодействия в коллективах, доверия и ответственности позволит справедливо и согласованно оценить вклад каждого работника в результат труда. В результате уменьшится отчуждение труда, а так же появится возможность ввести денежную единицу пропорциональную рабочему времени (например “трудовой час”). Это приведет к значительным изменениям в экономике, навсегда исчезнет инфляция.

Развитие технологий социального взаимодействия в коллективах, доверия и ответственности приведет к увеличению уровня их самоуправляемости и росту кооперативов до предприятий с сотнями и тысячами работников, развитию гос. предприятий. Сейчас размер кооператива обычно ограничен кругом лиц, которые друг-другу доверяют.

С развитием технологий социальных взаимодействий внутри государства повысится скорость принятия коллективных решений, повысится ответственность принимающих решения. Появится возможность выбирать представителей во власть не по территориям, а внутри социальной сети по заинтересованным социальным группам. То есть выбирать из тех кого лично знаешь и доверяешь. Повышается контроль за деятельностью выбранного представителя. Появляется возможность быстрого отзыва. Возможность прямой демократии и учёта “социального веса” голосующего.


В результате видно, что развитие технологий социальных взаимодействий (социальных сетей) приведёт к большему единению людей, повышению доверия и ответственности, что изменит экономические и политические отношения в обществе.

Страна индивидуалистов, где каждый сам за себя и сам по себе – капитализм. Общество, где все друг-друга знают и друг-другу доверяют – путь к социализму.

Вместо разделяй и властвуй – объединяйся и здравствуй!

РАЗВАЛ СССР. ЧАСТЬ III. СОВЕТЫ.

http://redfaq.ru/2012/11/14/razval-sssr-chast-iii-sovety/

РАЗВАЛ СССР. ЧАСТЬ III. СОВЕТЫ.
Ноя 14
Автор: Георгий Палеолог | 4 Comments | Напечатать статью |
После опубликования нескольких статей на данном сайте, в комментариях, а также в личном общении между автором и надёлёнными качеством мышления людьми случились несколько дискуссий. Поскольку автор не рассматривает комментарии к статьям как получение ответов на важнейшие вопросы, но убеждён в том, что возникающее новое есть не просто отрицание, а отрицание содержанием, он счёл для себя необходимым содержанием новой статьи выразить в понятиях ответы, что были порождены заданными вопросами.
Для дальнейшего исследования необходимо заинтересованным читателям ознакомиться со следующими статьями:
Развал СССР. Часть I. XXII съезд КПСС.
Развал СССР. Часть II. Экономические реформы 1965 года.
Ещё раз напомню, что основной вопрос, который интересует автора – это изучить настоящее состояние как всю его историю, собственно, определяющую это текущее состояние настоящего. По пути же исследования, постараться также проанализировать ошибки прошлого, в надежде на получение опыта, который позволит избежать этих (или аналогичных) ошибок в будущем.
Итак, первое. Одним из основных противоречий Советского Государства было противоречие между трудящимися и номенклатурными работниками. Между созидателями базиса и теми, кто волей судеб, оказались распределителями этого базиса. Что явилось источником этого противоречия? Почему распорядители базиса – элита общества – оказались антагонистами его создателям? Для ответа на этот вопрос необходимо проанализировать форму и сущность возникшей в 1917 году власти.
Советы.
Вначале нужно сделать одно важнейшее замечание. Дело в том, что теория, в соответствии с которой был произведён первый опыт построения новой державы, не была в точности той, которую развили основатели. Если К.Маркс и Ф.Энгельс совершенно однозначно утверждали, что постепенное количественное изменение производительных сил обязательно приведёт к качественному изменению самой надстройки – производственных отношений. Дело это не сиюминутное. Вначале угнетённый класс осознаёт своё положение, потом начинает вести борьбу. Создаются массовые организации рабочего класса – профсоюзы, которые затем, овладевая теорией, превращаются в политическую партию рабочего класса – затем политическая партия утверждает в масштабах державы свою диктатуру – диктатуру пролетариата.
В России случилось несколько иначе. Вначале была изменена надстройка, которая стала выражать диктатуру пролетариата, а уж после – созданная надстройка, должна была привести экономический базис в соответствие с самой собой. Это гегелевское снятие – отрицание с удержанием. Одновременно удерживается всё положительное и тут же отрицается всё отрицательное.
Такое развитие теории Маркса сделал В.И. Ленин, который добавил к одному, описанному моменту аффирмативного бытия коммунистической формации второй его момент, сделав теорию полной в соответствии с логикой Гегеля.
Здесь необходимо сделать утверждение, которое, в данном случае, автор оставит без доказательств, сославшись на знания читателей. Утверждение следующее: Любая власть, какая бы она ни была, есть по сути своей — диктатура. Именно диктатура одной части общества по отношению к другой её части (или нескольким частям). Если читатели хотят узнать обоснования данного утверждения – они могут их найти во множестве произведений человеческой мысли: от Платона, до Маркса.
Диктатура присутствует всегда, пока существует государство, причём само государство это есть реализация диктатуры именно одного класса (господствующего). Формы этой диктатуры могут быть любыми. Это могут быть и рабовладельческая демократия, феодальная монархия, парламентская республика, прямая тирания буржуазии – фашизм и т.д.
Свою форму должна иметь и диктатура пролетариата. Что же это такая за форма? Давайте немного помыслим над этим вопросом…
Итак.
Раз это диктатура рабочих, то именно рабочие должны принимать непосредственное участие в государственном управлении. А кто такой есть рабочий? Рабочий это такой человек, который, во-первых, очевидно – трудящийся, а, во-вторых, лично не стяжает право распоряжения прибавочным продуктом. Собственно, диктатура пролетариата – это и есть обоснованное право рабочих распоряжаться прибавочным продуктом, но не личное, а коллективное, в виду того, что труд разделён: один рабочий не создаёт потребительский предмет полностью, в его создании принимает участие очень большое число людей. Поэтому и право распоряжения становится не личным (частным), но коллективным. Таким образом, для осуществления диктатуры пролетариата необходим какой-то коллективный орган, состоящий из рабочих, поскольку именно рабочие должны стяжать право распределения. Этот орган должен состоять из наделённых правом людей, которые не были бы оторваны от производства, поскольку необходимо должны оставаться рабочими. Наделение правом – это достаточно известный процесс делегирования, который уже существует в капитализме: через выборы, нужно найти лучших представителей, которые, будучи лучшими, в самом лучшем виде будут использовать делегированное право. (Прошу прощения, за неуместную тавтологию, которую счёл необходимым оставить для простоты объяснения).
Надо заметить, что буржуазия нашла очень эффективный способ осуществлять свою диктатуру в форме парламентской демократии. Парламентская демократия использует принцип выборов от территориальных округов, на которых процесс отбора кандидатов «лучший» — «худший» осуществляется по классификации депутатов по их собственным словам – по обещаниям, которые эти кандидаты щедро раздают избирателям. Избиратели ничего не знают о кандидате, кроме его слов, или слов некоторого авторитетного человека, поддержавшего данного кандидата. А что такое авторитет? Очевидно, что авторитет – это некоторая репутация, созданная не посредством обещаний, а посредством прошлых дел, в которых избиратели могут удостовериться. Человек вообще склонен судить не по словам, а именно по делам. Из-за невозможности сделать это на территориальных округах, очень часто случается ситуация отрицательного отбора, когда избиратели голосуют за заведомо неприемлемого кандидата, но о делах которого знают, в надежде на то, что он уж точно не станет хуже своих прошлых дел. Все удивляются: отчего у нас всегда «Единая Россия» есть партия власти, а она потому и такова, что народ голосует не за лучшего, а за то, что лишь бы не хуже.
Возникает вопрос, почему именно территориальный принцип выборов есть характер буржуазной демократии. Вопрос важный и на него нужно ответить. Принцип этот вовсе не характер (то, что противится изменениям системы), он действует до поры до времени, пока он достаточен. Чтобы давать обещания – надо, тем не менее, время от времени их выполнять (или, хотя бы потом, в средствах массовой информации разъяснять их невыполнимость), в противном случае победа кандидата будет единственной, только на один срок. Чтобы обещать и выполнять – нужны ресурсы, а право распоряжения ресурсами – это признанное обществом право на весь присвоенный прошлый труд через владение средствами производства. Пока общество признаёт это право – буржуазия очень охотно использует парламентские выборы, но когда этого уже недостаточно, буржуазия идёт на установление прямой тирании – на фашизм. Но вернёмся к диктатуре пролетариата…
Итак, коллективный орган должен состоять из рабочих, но будучи рабочими, они не оторваны от производства, а участвуют в работе органа лишь некоторую часть своего времени. В течение этого времени они непосредственно управляют: и своим государством, и своей производственной общиной. Они могут даже использовать некоторый менеджмент, которому будут жаловать определённую долю продукта. Этот менеджмент не будет принимать решения, но будет исполнять решения, принятые коллективным рабочим органом.
Таким образом – выборы должны производиться в тот промежуток времени, когда человек является рабочим, не в период досуга, но в тот период, когда рабочая функция есть содержание данного человека. А эта функция является содержанием человека, когда он находится в процессе труда, объединённый с другими такими же трудовым коллективом. То есть, формирование коллективного органа должно производиться функциональным объединением людей, делающих этих людей рабочими, а именно в трудовом коллективе.
Форма нами теоретически найдена. Более того, она существовала на практике. В 1905 году она была открыта рабочими нашей страны — пролетариатом фабрик города Иваново-Вознесенска. Имея глубокие корни в народной среде, такая форма власти сложилась стихийно — первые Советы сформировались из стачечных комитетов. Именно Советы Рабочих Депутатов, возникшие самопроизвольно, но в соответствии с логикой самых общих законов развития общества, явились организационной формой власти, сущность которой есть Диктатура Пролетариата. Помимо непосредственного управления, Советы решили ещё очень важную задачу: появилась возможность элитного отбора – избранник, не отвечающий своему званию, в любой момент времени мог быть отозван из органа управления. В самом деле: трудовой коллектив – это постоянно действующая организация, обусловленная непрерывностью производства, также трудовой коллектив — это не разобщённая масса населения территориального округа, а сплочённое и деятельное сообщество людей, осознающих свои коренные интересы. В таком сообществе каждый день есть возможность собрать рабочую конференцию и делегировать какого-то кандидата в орган власти, или же напротив — отозвать некачественного депутата из такого органа. Дополнительной важной характеристикой является классификация кандидатов не по обещаниям, а именно по делам, поскольку в трудовом коллективе все знают, как тот или иной кандидат участвует в производственном процессе и даже, каков его уровень политической сознательности.
Итак, мы разъяснили, что форма диктатуры пролетариата – это Советы Рабочих Депутатов. И это действительно, из существующих, высшая форма демократии. (В последующем, мы будем употреблять устоявшийся термин «демократия» для обозначения подлинного народовластия, вместо правильного — «полития». Под народом, в данном случае, также следует понимать совокупность трудящихся, то есть тех, кто участвует в общественном воспроизводстве и непосредственном производстве). Классифиция депутатов происходит по делам (или по плодам деятельности), а также в любой момент есть возможность отозвать избранника, плохо справляющегося со своими обязанностями. Буржуазный парламент (и вообще любой территориальный) устроен так, что людей собирают один раз — в момент выборов. Собрать же их для отзыва уже невозможно, но даже если и возможно, но практически неосуществимо — поскольку само выборное объединение в парламентской республике ресурсно-затратный процесс. Избранный депутат, или парламентская партия, действуют весь срок полномочий — добиваясь, зачастую, не наказов избирателей, а реализации своих интересов. Это видно на примере работы действующих ветвей российской власти: каждый год государственно-капиталистическими корпорациями обосновывается необходимость повышения монопольных тарифов, государственный парламент принимает закон о повышении этих тарифов, но не запрошенную ставку, а несколько ниже, мотивируя это заботой о населении; далее, утверждающий закон Президент, несколько ещё снизит ставку, поскольку сам есть гарант чаяний о народе. В итоге тариф повышается не на 30%, а «всего» на 15%. Хотя очень удивительно: с чего бы это, при постоянном росте производительности труда, должны расти тарифы… Иногда правительство проговаривается: это, дескать, нужно для того, чтобы нас как страну пустили в ВТО — а нужно ли в таком случае такое ВТО, может быть вначале минимальный размер оплаты труда установить в соответствии с прожиточным минимумом. Правда, тут удивляться нечему: в условиях господства идеологии перерождённого в бандитский класс буржуазии, любая территориальная выбранная власть будет выражать эту идеологию.
Однако мы опять отвлеклись — вернёмся к Советсткой власти. Есть ли недостатки у данной формы? Конечно есть, ибо нет ничего живого, лишённого недостатков. Первым и очевидным недостатком является то, что совершенно не факт, что тот рабочий, который лучше всех трудится – будет и лучшим руководителем. Но этот недостаток снимается возможностью отзыва. Вторым, неявным недостатком, является форма Советов, действующая в условиях нанятого рабочими исполнительного менеджмента (номенклатурных работников). Дело в том, что номенклатурный управленец может пойти на сговор с некоторой частью рабочих, обещав им, например, премию, для того, чтобы именно представителя номенклатуры выдвинули в коллективный орган. Этот более тонкий недостаток, выражает глубинное противоречие, изученное философией как противоречие между единичным и всеобщим. Надо сказать, что человеческая мысль не выработала и по сегодняшний день общих рецептов снятия этого противоречия. Однако в конкретных условиях этот недостаток снимается тем, что выбирающие трудовые коллективы должны быть не очень маленькими – для того, чтобы заговор сделать невозможным, однако и не очень большими, чтобы осталась возможность классифицировать по делам. В очень большом коллективе невозможно знать о каждом работнике информацию, позволяющую делать выбор основываясь на знании о делах, а не на рассказах о работнике.
Тем не менее, будучи не свободной от недостатков формой власти, Советская Республика на сегодняшний день является высшей демократической формой государственного устройства.
С установления диктатуры пролетариата в 1917 году – Советы существовали в СССР. Справедливости ради надо отметить, что с самого начала формирования были допущены серьёзные отклонения от принципов. Например, такой товарищ, как Л. Д. Троцкий, никогда не работавший в трудовом коллективе, сразу по возвращении из эмиграции в середине 1917 года, оказался не просто в Петроградском совете, но в высших руководящих органах последнего. И не только Лев Давидович, но и политически выдержанный товарищ В. М. Молотов оказался каким-то образом в Советах рабочих. Однако, при всех отклонениях, лучшие рабочие всё же могли попадать в органы своей диктатуры. А вот с принятием конституции 1936 года был снова возрождён принцип отбора депутатов в территориальных округах, который снова возродил в СССР парламентаризм. Советская власть оказалась советской только в лозунгах. Почему так поступили, в данном исследовании не важно. Быть может, партийные работники плохо усвоили рекомендации В.И. Ленина, или же имели какие-то иные доводы – сейчас сказать сложно. Однако автор оставляет за собой право думать немного иначе, дело в том, что для СССР (и для сегодняшней России) одним из важнейших – является вопрос национальный. Сталинская конституция проникнута логикой снятия этого вопроса, необходимо было дать возможность свободного развития представителю любой национальности. Возможно, это и является определяющим в отказе от принципа формирования Советов от трудовых коллективов. Эти замечания пока оставим, исследованию национального вопроса и его противоречий, приведших непосредственно к распаду Родины, будут посвящены следующие статьи данной серии.
Что же случилось потом…
Поскольку Советский Союз начался с создания «идеального», а именно с первоначального установления диктатуры пролетариата и последующего приведения экономического базиса в соответствии с этой «идеальной» надстройкой, то существование СССР было обусловлено именно этим процессом становления материальных сил в соответствии с новым, идеальным устройством господствующих отношений.
Пока существовали носители таких идей – СССР был жив. По ликвидации принципа отбора от трудового коллектива, кооптироваться в элиту стали не выбранные лучшие рабочие, а, в основном, представители номенклатуры – как умеющие хорошо обещать и показавшие личную преданность представителям элиты более высокого уровня, отозвать же депутата стало невозможно, управленец мог быть изгнан из элиты, только, если более высокие представители элиты ещё сохраняли «идеальность». Более того, сам по себе процесс элитной кооптации не свободен от ошибок – неизбежно будет случаться, что отбор сможет пройти какая-то небольшая часть повреждённых элементов (невозможно владеть принимающему решение всей полнотой информации). Отбор в элиту также должен быть постоянным, хотя бы потому, что представители не могут существовать вечно — они же смертные люди.
Поскольку процесс выбытия элементов из элиты идёт постоянно, то в условиях становления, когда материальный базис создаётся в соответствии с идеальной составляющей, выбытие элитных элементов определяется отрицательной обратной связью — первыми элиту покидают лучшие, идеальные элементы. В самом деле, первыми в атаку идут лучшие идейные коммунисты, а значит, их первых и убивают. Первыми зарабатывают инфаркт, в процессе организации предприятий, опять же лучшие идейные представители, как работающие на износ. Повреждённых элитных элементов постоянно становится всё больше. В какой-то момент случается так, что эти повреждённые элементы уже начинают принимать решение о пополнении элиты новыми элементами. Тут начинает проявляться ещё и третий процесс ухудшения: повреждённые элитные элементы кооптируют в элиту не лучших себя: они действуют по принципу — лучше хуже меня, но ни в коем случае не лучше. Осознавая, даже интуитивно, свою повреждённость — такие элитные элементы рефлексируют в ней, думают, что остальные кооптирующиеся таковы же, и их главная задача будет сместить (подсидеть) более высокопоставленный элитный элемент.
Здесь уместно ответить на вопрос: откуда же вообще берутся идейно повреждённые элементы? Знакомому с логикой Гегеля — ответ очевиден. Идёт процесс становления, снимаются противоречия между «старым» экономическим базисом и «новой», идеальной надстройкой. Старое в базисе ещё не «успокоено», не снято, это старое будет постоянно «прорастать» в идеальное, заставляя людей сомневаться в чистоте новых идей. Порождая в родившихся людях, уже лично не помнящих об идейном отборе революции, «старую идеальность», свойственную бывшему в возникающем новом базисе.
В случаях идейной составляющей государственного строительства определяющим становится Дух. Оговорюсь сразу, дабы избежать споров с ортодоксальными материалистами — автор не считает «Дух» чем-то самостоятельно сущим, его характеристики проявляются только лишь как трансцендентальные составляющие, определяющиеся сами по себе реальным, имманентным содержанием субъекта. (Поскольку других слов для обозначения свойств рефлексирующих субъектов пока не выдумали — будем использовать имеющиеся).
Первые наши руководители, прошедшие отбор революционной борьбы, были стяжателями этого Духа – это были люди типа И.В. Сталина. Последующая же элита содержала всё большее количество повреждённых элементов, таких как М.С. Горбачёв и А.Н. Яковлев.
По моему глубокому убеждению – отказ от формирования Советов от трудовых коллективов в 1936 году и породил ту номенклатурную элиту, которая и стала определять основное противоречие социалистического строя. По мере возможных сил (и даже по мере невозможных для простого человека) Сталин боролся с загрязнением элиты повреждёнными элементами, но Сталин человек, а потому не вечен…
Условия для перерождения советской государственной элиты были заложены, можно сказать, при самом возникновении этого государства. В настоящей статье был рассмотрен вопрос о причинах перерождения. Но, как вы уже заметили, совершенно не касались такого вопроса: почему же стало возможным так легко изменить форму государственной власти. Кстати, также относительно легко оказалось ликвидировать саму сущность власти: в 1961 году, на двадцать втором съезде, была отменена и диктатура пролетариата. Причём делегаты проголосовали за отмену единогласно. Как такое вообще возможно? Это один из самых важных вопросов. Он затрагивает понятия, которые вообще не рассматривались в советской науке. Сейчас мы понимаем, что государство это сила, посредством которой осуществляется управление обществом. Но что же является силой, посредством которой осуществляется управление самим государством? Вопрос настолько важный, что ему будет посвящена отдельная статья, выходящая за рамки серии статей о распаде СССР. Попутно необходимо также ответить на вопрос: а возможна ли такая система власти, где будет действовать не отрицательная обратная связь, а положительная, когда в процессе реализации власти — властную элиту будут первыми покидать повреждённые элементы и не будут постепенно накапливаться в элите. Оказывается и такое возможно, но это уже в следующей статье. Забегая вперёд, мы с вами разберёмся, что есть партия и как она управляет государством, и вообще впервые встретим рекуррентные соотношения и разберёмся когда нужно рефлексировать против, а когда за…
(В статье использованы материалы книги: Попов М. В. и др. «Уроки и перспективы социализма в России», 1997 г.)

Готовился ли Сталин к войне. Была ли победа социализма окончательной.

http://grachev62.narod.ru/stalin/t14/t14_51.htm

Сталин И.В.

Ответ товарищу Иванову, Ивану Филипповичу

Источник:

Сталин И.В. Cочинения. – Т. 14. –

М.: Издательство “Писатель”, 1997. С. 244–248.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания

Вы, конечно, правы, товарищ Иванов, а Ваши идейные противники, то есть товарищи Уроженко и Казелков, – не правы.

И вот почему.

Несомненно, что вопрос о победе социализма в одной стране – в данном случае в нашей стране – имеет две различные стороны.

Первая сторона вопроса о победе социализма в нашей стране обнимает проблему взаимоотношений классов внутри нашей страны. Это – областьвнутренних отношений. Может ли рабочий класс нашей страны преодолеть противоречия с нашим крестьянством и наладить с ним союз, сотрудничество? Может ли рабочий класс нашей страны в союзе с крестьянством разбить буржуазию нашей страны, отобрать у нее землю, заводы, шахты и т. п. и построить своими силами новое, бесклассовое общество, полное социалистическое общество?

Таковы проблемы, связанные с первой стороной вопроса о победе социализма в нашей стране.

Ленинизм отвечает на эти проблемы положительно. Ленин учит, что “Мы имеем все необходимое для построения полного социалистического общества”. Стало быть, мы можем и должны собственными силами одолеть свою буржуазию и построить социалистическое общество. Троцкий, Зиновьев, Каменев и прочие господа, ставшие потом шпионами и агентами фашизма, отрицали возможность построения социализма в нашей стране без предварительной победы социалистической революции в других странах, в капиталистических странах. Эти господа по сути дела хотели повернуть нашу страну назад, на путь буржуазного развития, прикрывая свое отступничество фальшивыми ссылками на “победу революции” в других странах. Об этом именно и шел спор у нашей партии с этими господами. Дальнейший ход [c.244] развития нашей страны показал, что партия была права, а Троцкий и компания были не правы. Ибо за это время мы успели уже ликвидировать свою буржуазию, наладить братское сотрудничество со своим крестьянством и построить в основном социалистическое общество, несмотря на отсутствие победы социалистической революции в других странах.

Так обстоит дело с первой стороной вопроса о победе социализма в нашей стране.

Я думаю, товарищ Иванов, что Ваш спор с товарищами Уроженке и Казелковым касается не этой стороны вопроса.

Вторая сторона вопроса о победе социализма в нашей стране обнимает проблему взаимоотношений нашей страны с другими странами, с капиталистическими странами, проблему взаимоотношений рабочего класса нашей страны с буржуазией других стран. Это – область внешних, международных отношений. Может ли победивший социализм одной страны, имеющий в окружении множество сильных капиталистических стран, считать себя вполне гарантированным от опасности военного вторжения (интервенции) и, стало быть, от попыток восстановления капитализма в нашей стране? Могут ли наш рабочий класс и наше крестьянство собственными силами, без серьезной помощи рабочего класса капиталистических стран, одолеть буржуазию других стран так же, как они одолели свою буржуазию? Иначе говоря: можно ли считать победу социализма в нашей стране окончательной, то есть свободной от опасности военного нападения и попыток восстановления капитализма при условии, что победа социализма имеется только в одной стране, а капиталистическое окружение продолжает существовать?

Таковы проблемы, связанные со второй стороной вопроса о победе социализма в нашей стране.

Ленинизм отвечает на эти проблемы отрицательно. Ленинизм учит, что “окончательная победа социализма в смысле полной гарантии от реставрации буржуазных отношений возможна только в международном масштабе” (см. известную резолюцию XIV конференции ВКП). Это значит, что серьезная помощь международного пролетариата является той силой, без которой не Может быть решена задача окончательной победы социализма в одной стране. Это, конечно, не значит, что мы сами должны сидеть сложа руки, в ожидании помощи извне. Наоборот, помощь со стороны международного пролетариата должна быть [c.245] соединена с нашей работой по усилению обороны нашей страны, по усилению Красной Армии и Красного Флота, по мобилизации всей страны на борьбу с военным нападением и попытками реставрации буржуазных отношений.

Вот что говорит на этот счет Ленин:

“Мы окружены людьми, классами, правительствами, которые открыто выражают ненависть к нам. Надо помнить, что от всякого нашествия мы всегда на волоске” (т. XXVII, стр. 117).

Сказано остро и крепко, но честно и правдиво, без прикрас, как умел говорить Ленин.

На основе этих предпосылок в “Вопросах ленинизма” Сталина было сказано:

“Окончательная победа социализма есть полная гарантия от попыток интервенции, а значит и реставрации, ибо сколько-нибудь серьезная попытка реставрации может иметь место лишь при серьезной поддержке извне, лишь при поддержке международного капитала. Поэтому поддержка нашей революции со стороны рабочих всех стран, а тем более победа этих рабочих хотя бы в нескольких странах является необходимым условием полной гарантии первой победившей страны от попыток интервенции и реставрации, необходимым условием окончательной победы социализма” (“Вопросы ленинизма”, 1937 год, стр. 134).

В самом деле было бы смешно и глупо закрывать глаза на факт капиталистического окружения и думать, что наши внешние враги, например, фашисты не попытаются при случае произвести на СССР вооруженное нападение. Так могут думать только слепые бахвалы или скрытые враги, желающие усыпить народ. Не менее смешно было бы отрицать, что в случае малейшего успеха военной интервенции интервенты попытаются разрушить в занятых ими районах советский строй и восстановить буржуазный строй. Разве Деникин или Колчак не восстанавливали в занятых ими районах буржуазный строй? Чем фашисты лучше Деникина или Колчака? Отрицать опасность военной интервенции и попыток реставрации при существовании капиталистического окружения могут только головотяпы или скрытые враги, желающие прикрыть бахвальством свою враждебность и старающиеся демобилизовать народ. Но можно ли считать победу социализма в одной стране окончательной, если эта страна имеет вокруг себя капиталистическое окружение и если она не гарантирована полностью от опасности интервенции и реставрации? Ясно, что нельзя. [c.246]

Так обстоит дело с вопросом о победе социализма в одной стране.

Выходит, что вопрос этот содержит две различные проблемы: а) проблему внутренних отношений нашей страны, то есть проблему преодоления своей буржуазии и построения полного социализма, и б) проблему внешних отношений нашей страны, то есть проблему полного обеспечения нашей страны от опасностей военной интервенции и реставрации. Первая проблема уже разрешена нами, так как наша буржуазия уже ликвидирована и социализм уже построен в основном. Это называется у нас победой социализма, или, точнее, победой социалистического строительства в одной стране. Мы могли бы сказать, что эта победа является окончательной, если бы наша страна находилась на острове и если бы вокруг нее не было множества других, капиталистических стран. Но так как мы живем не на острове, а “в системе государств”, значительная часть которых враждебно относится к стране социализма, создавая опасность интервенции и реставрации, то мы говорим открыто и честно, что победа социализма в нашей стране не является еще окончательной. Но из этого следует, что вторая проблема пока не разрешена и ее придется еще разрешить. Более того: вторую проблему невозможно разрешить в том же порядке, в каком разрешили первую проблему, то есть путем лишь собственных усилий нашей страны. Вторую проблему можно разрешить лишь в порядке соединения “серьезных усилий международного пролетариата с еще более серьезными усилиями всего нашего советского народа. Нужно усилить и укрепить интернациональные пролетарские связи рабочего класса СССР с рабочим классом буржуазных стран; нужно организовать политическую помощь рабочего класса буржуазных стран рабочему классу нашей страны на случай военного нападения на нашу страну, равно как организовать всяческую помощь рабочего класса нашей страны рабочему классу буржуазных стран; нужно всемерно усилить и укрепить нашу Красную Армию, Красный Флот, Красную Авиацию, Осоавиахим. Нужно весь наш народ держать в состоянии мобилизационной готовности перед лицом опасности военного нападения, чтобы никакая случайность” и никакие фокусы наших внешних врагов не могли застигнуть нас врасплох…

Из Вашего письма видно, что товарищ Уроженко держится других, не совсем ленинских взглядов. Он, оказывается, [c.247] утверждает, что “мы теперь имеем окончательную победу социализма и имеем полную гарантию от интервенции и реставрации капитализма”. Не может быть сомнения, что товарищ Уроженко в корне не прав. Такое утверждение товарища Уроженке может быть объяснено лишь непониманием окружающей действительности и незнанием элементарных положений ленинизма или же пустопорожним хвастовством зазнавшегося молодого чиновника. Если мы в самом деле “имеем полную гарантию от интервенции и реставрации капитализма”, то нужны ли нам после этого сильная Красная Армия, Красный Флот, Красная Авиация, сильный Осоавиахим, усиление и укрепление интернациональных пролетарских связей? Не лучше ли будет миллиарды денег, уходящие на усиление Красной Армии, обратить на другие нужды, а Красную Армию – сократить до минимума или даже распустить вовсе? Такие люди, как товарищ Уроженко, если они субъективно даже преданы нашему делу, объективно опасны для нашего дела, ибо они своим хвастовством вольно или невольно (это все равно!) усыпляют наш народ, демобилизуют рабочих и крестьян и помогают врагам застигнуть нас врасплох в случае международных осложнений.

Что касается того, товарищ Иванов, что Вас, оказывается, “сняли с пропагандистской работы и поставили вопрос о пребывании в комсомоле”, то опасаться Вам этого не следует. Если люди из обкома ВЛКСМ действительно захотят уподобиться чеховскому унтер-офицеру Пришибееву, можно не сомневаться, что они проиграют на этом. В нашей стране не любят Пришибеевых.

Теперь Вы можете судить, устарело ли известное место из книги “Вопросы ленинизма” по вопросу о победе социализма в одной стране. Я бы сам очень хотел, чтобы оно устарело, чтобы не было больше на свете таких неприятных вещей, как капиталистическое окружение, опасность военного нападения, опасность реставрации капитализма и т.п. Но, к сожалению, эти неприятные вещи все еще продолжают существовать.

И. СТАЛИН

12 февраля 1938 года.

Правда. 14 февраля 1938 года

[c.248]

Социализм и потребности

Оригинал взят у ihistorian в Социализм и потребности
sharper_
«Если бы в СССР, вместо борьбы с джинсами и антиколбасной пропаганды, просто бы завалили бы имортными штанами по цене фарцовщиков, что в принципе было бы выгодно и лишило бы фарцу всех выгод,, и, вдобавок, бы завалили бы продуктовые хреновой по вкусу импортной колбасой, то каждый бы в СССР ещё бы тоггда понял, что капитализм это фантики красиыве с безвкусной, как минимум, начинкой. Я не прав?»

Не прав. Проблему надо рассматривать не с точки зрения импорта, т. е. проигрышной с самого начала, а с двух сторон внутреннего развития советской системы: идеологической и технологической.

1)Сразу следует оговориться, что более прогрессивная эпоха часть человеческих потребностей оставляет в прошлом.

Человечество прогрессирует в сторону раскрепощения личности, в сторону демократизма, в сторону доминирования научных принципов. Поэтому социализм табуирует такие потребности, например, как покупка другого человека (не только в качестве объекта удовлетворения сексуальной потребности, но и в качестве персонального наемного работника), как потребность на элитарность через недоступный для большинства уровень потребления в принципе, как наркомания, а в будущем возможно и курение, и алкоголизм.

В рассматриваемом аспекте важно понять, что в советском обществе выпендреж через золотые унитазы был крайне рискован, а те, кто кичился настоящими американскими джинсами и прочими прибамбасами, на самом деле бросали вызов советскому равенству, советскому братству и советской демократии.

Это было ИДЕОЛОГИЧЕСКОЕ противостояние по своей сути и должно было быть преодолено в области духа в первую очередь.

Нельзя сказать, что это совсем не осознавалось, однако, по итогу советская идеология на этом поле боя уступила.

В данный момент оставим в стороне от обсуждения то, что новая формация рождает и новые потребности. В этом смысле СССР двигался верно, прививая гражданам потребности к творческому развитию, к самообразованию, к активному отдыху, к высокой социальной активности и т.д.


2)А вот с точки зрения технологической все просто: более передовая формация должны обеспечивать более высокую производительность труда, а высвободившиеся за счет этого ресурсы суметь направить на более полное и более качественное удовлетворение нормальных типичных для большинства граждан потребностей.

Советская экономика на позднем этапе эту задачу не выполнила. С качеством советской продукции было более менее нормально, средний массовый советский продукт даже сегодня оказывается более качественным, чем современный массовый продукт. А вот с ассортиментом, при всей современной мифологизации советского дефицита, был на самом деле однозначный проигрыш. И проигрыш непонятный.

Возьмем ручной инструмент: западный ассортимент этого несложного в производстве и крайне необходимого в обиходе обычного гражданина настолько превосходил советский ассортимент, что сегодня можно только развести руками, - что мешало-то? Мешало, на мой взгляд, отступление идеологическое, и отступление именно брежневской команды. Сталин понимал необходимость опережения США, как лидера капиталистической экономики, именно в сфере удовлетворения потребностей граждан, член сталинской команды Хрущев это еще понимал, а вот дальше к власти пришло поколение «выживальщиков» времен тотальной войны, которые нормы военной эпохи поддерживали уже среди поколения, пороха не нюхавшего.


Таким образом, в будущем социалистическая или, если угодно, коммунистическая формация, обязана разгромить капитализм в производстве товаров народного потребления и в области перевоспитания человеческих потребностей.

Одновременно.


Преимущества социализма над капитализмом при ограниченных рессурсах

http://rus-crisis.ru/index.php?id=2624

В статье наглядно показаны преимущества некапиталистической экономики (не стремящейся к максимизации прибыли - можно назвать ее социалистической) перед капиталистической. В примере описывается производство при ограниченных производственных ресурсах и неограниченных трудовых.
Было бы интересно провести сравнение и при ограниченных трудовых ресурсах.

...А теперь посмотрим на график. Крестьянское хозяйство с семью работниками на том же гектаре может произвести почти вдвое больше продукта, чем капиталистическое! Вот вам и эффективное использование ресурсов «эффективными собственниками»! 

Ограниченный ресурс очень непродуктивно используется при рыночной экономике. Переход к рыночным отношениям повсюду – и в самих западных странах, и в колониях, – приводил к появлению «лишних» людей, которых капиталистическая экономика не могла прокормить. В приведенной нами выше модели таких «лишних» оказывается 5 человек. А ведь эти люди вовсе не паразиты. В крестьянском хозяйстве они честным трудом выращивают свой хлеб. А в рыночной экономике этих «лишних» людей ни на какие налоги с капиталистического производства не прокормишь. Как видно из модели, всей прибыли капиталиста не хватит, чтобы их прокормить....