Dimm-K (dimm_k) wrote,
Dimm-K
dimm_k

К ВОПРОСУ О МАРКСИЗМЕ И СВОБОДЕ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

http://redfaq.ru/2013/01/17/k-voprosu-o-marksizme-i-svobode-v-sovremenny-h-usloviyah/

К ВОПРОСУ О МАРКСИЗМЕ И СВОБОДЕ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
Янв 17
Автор: Георгий Палеолог | Leave a Comment | Напечатать статью |
Статьёй Чем дополнить диамат: рефлексия и асимметрия развития. была открыта дискуссия о марксизме в современном мире. В рамках этой дискуссии автором предлагается данная статья. Статья — есть мнение автора, и как всякое мнение — есть суждение единичного человека. В рамках открытой дискуссии предполагается возвысить частные мнения до знания. Истинным ли окажется данное знание — покажет последующая практика.
Из-за ведущегося в обществе дискурса, постепенно перестаёт быть секретом, что современная российская буржуазия не является подлинными капиталистами. Искусственно реставрированный под чутким руководством Е.Т. Гайдара и А.Б. Чубайса «капитализм» ни сделал практически ничего для воспроизводства основного капитала с момента начала его возрождения в 90-е годы прошлого века. Напротив, накопленный за 70 лет Советской Власти (из них более 50 лет приходится непосредственно на коммунизм) капитал безжалостно эксплуатируется и разрушается, а амортизационные фонды уже в основном размещены в офшорных зонах. Свидетельством тому организованная клубом «Суть времени» блестящая выставка «20 лет без СССР». Хотя слово – блестящая, всё же, уместнее заключать в кавычки.
Что есть характер капиталиста, не отдельного капиталиста, а «капиталиста вообще»? Его характер – это способствование в меру своих сил постоянному возрастанию капитала. «Капиталист вообще» имеет своей целью получение прибыли. Более того, этот социальный организм – «капиталист вообще» хочет получить прибыль не только сегодня, он хочет её получать и завтра и послезавтра и вообще всегда, и как можно больше. Поэтому он, сам того не осознавая, становится заложником этой самой прибыли. Стремление к ней заставляет капиталиста постоянно умножать капитал, потому что капитал, а именно частная собственность на капитал, позволяет капиталисту быть распорядителем прибавочного продукта. Единственным источником прибавочного продукта является человеческий труд, соединённый в производстве. Именно это обстоятельство заставляет капиталиста постоянно расширять производство, постоянно множить основные фонды, для того чтобы иметь возможность в течение исторического времени получать прибыль.
Правда, из определения самого труда, который является процессом обмена веществ между человеком и природой, в результате которого вещество природы приспосабливается для процессов человеческой жизнедеятельности, можно заключить, что капитал возрастает в процессе обмена. Современные, ведущие экономические апологеты сам по себе обмен абсолютизируют, подменяя тем самым суть экономики, и утверждают, что капитал вообще возрастает в процессах обмена. Но уже не в обмене между природой и человеком, а между человеком и человеком – в рынке. Они забывают при этом, что капитал возрастает не в труде, а в производстве, которое есть не обмен, а присвоение предметов природы в рамках определённой формы общества и посредством неё. Конечно, они это делают сознательно, дабы исключить категорию «присвоения» из языка экономических понятий. Если утверждать, что капитал возрастает в процессе обмена, то неизбежно приходится делать вывод, что в самом акте обмена одна сторона является человеком, а другая природой, даже, если и представлена другим человеком, что уже ведёт к признанию факта неравенства людей в онтологическом смысле, на уровне бытия. Но мы с вами не будем так думать, мы, всё-таки, продолжим считать, что буржуазия, какая бы она ни была, не предполагает онтологическое человеческое неравенство. В конце концов, она же сама, эта буржуазия, открыто признала решения Нюрнбергского трибунала, осуждающие нацизм как безусловное зло, тем самым отвергнув онтологическое человеческое неравенство. (Хотя, текущие события, вроде «арабской весны», как-то заставляют предполагать, что не так уж и до конца фашизм отвергнут, вполне возможен его экспортный вариант).
Но, экспортирую фашизм, современная буржуазия забывает заветы своих отцов-основателей, которые не случайно организовали власть буржуазии посредством превращённой формы. Оставаясь по сущности диктатурой, буржуазная власть имеет форму парламентской республики, для того чтобы пролетариат ни на одно мгновение не сомневался в своей свободе, потому как лишь осознающему свою свободу человеку можно доверить сложные средства труда. Раба можно заставить работать кнутом, но заставить что-то производить посредством сложного механизма можно только свободного человека. Потому что, навязав этому свободному человеку, опять же превращённое понимание свободы, как «свободы от», этот самый человек не только будет работать с этим механизмом, но и сам этот механизм будет лелеять и неустанно будет заботиться о нём. Ибо человек свободен ото всего, у него ничего нет: у него есть рабочая сила и выданный в пользование механизм. Посредством этого механизма человек кормит себя и свою семью.
Тот капиталист, который это понимает и есть «капиталист вообще». Стремясь к перманентному получению прибыли, он вынужден совершенствовать производство, а постоянно конкурируя с другими подобными единичными «капиталистами вообще», он вынужден даже совершенствовать и сами сложные механизмы.
В России нет «капиталистов вообще», в России есть некто, кто хотят получить прибыль, хотят взять и получить. Забывая при этом, что «взять и получить» — это можно один раз, а чтобы брать перманентно, нужно иметь источник. А этим источником и является частная собственность на постоянно возрастающий капитал. Именно возрастание делает капитал капиталом, и именно возрастание делает легитимной диктатуру буржуазии. Но легитимной для общества, которому навязано превращённое понимание свободы. Пока это понимание навязано, пока пролетариат не знает – превращённая форма диктатуры буржуазии держится, а «если бы весь народ знал, капиталистический режим не продержался бы и 24 часа», — так писала в начале прошлого века Роза Люксембург. Превращённые формы, они на то и превращённые, что не могут существовать вечно.
Но и судить за это современную российскую буржуазию нельзя, она же вышла не из среды ремесленников и бывших феодалов, она выросла из бандитской среды и имеет бандитское сознание. Нет тут никакой тайны, чтобы ни говорили современные «социологи», а общественное сознание определяется общественным бытием. И никуда от этого не деться. Этот, открытый К. Марксом, общий закон нельзя отменить. Это закон объективного мира.
Равно как и другой, открытый Марксом, закон есть объективный закон. По мере развития производительных сил между этими самыми производительными силами и производственными отношениями накапливается противоречие. В конце концов, накопленный в противоречии потенциал сметает производственные отношения в результате социальной революции. А поскольку производственные отношения являются базисом, то коренному преобразованию подвергается уже и надстройка, меняется и государство, и социальные институты, и всё прочее, что составляет надстройку. От этого закона никуда не деться. Это тоже закон объективного мира.
И буржуазия его знает. Она одной из первых прочитала Капитал. Если раньше она ещё могла относиться к Марксу как к «чудаку», который что-то умное написал, однако сам жил на содержание своего друга – Ф.Энгельса, то после того, как великий практик В.И. Ленин уже показал, что Маркс не «чудак», а создал руководство к действию, благодаря которому погибель буржуазии актуализована. Эта самая буржуазия не просто перечитала Капитал, а заодно и рукописи 1844 года, но прочитала внимательно, с карандашом в руках, проштудировала. И никто сейчас не знает Капитала лучше буржуазии.
Буржуазия знает пролетариат, как своего могильщика. Напрасно думать, что буржуазия, узнав это, сложит руки, порвёт на груди одежды и сядет в горючих слезать осознавать свою безысходность. Существуя в виде отдельных людей, она имеет собственное сознание. А люди — это высокоорганизованная материя. Любой материи свойственно отражение – рефлексия. Рефлексия же сознания высокоорганизованной материи такова, что позволяет отразить не только другую материю, но даже отразить весь материальный мир, высказать такие идеи, что они, овладев массами, способны стать материальной силой.
И буржуазия реагирует, она рефлексирует. В конце семидесятых годов прошлого века она всячески пыталась навязать всем людям мира, что социальная революция – это плохо, что социальная революция – это кровопролитие. Надо сказать, что это сделать удалось. Даже руководители Советского Союза согласились, что революции это плохо. Даже представители Политбюро выражали мысли, что, дескать, хватит революций, всё, общество исчерпало лимит на революции. Это поразительно, но даже теперешние коммунисты, по крайней мере, называющие себя коммунистами как мантру повторяют заклинание: «Россия исчерпала лимит на революции». Как можно исчерпать лимит на революцию? Революция – это качественное преобразование, которое со вторым моментом – количественным ростом, образуют истинную категорию – Развитие. Исчерпать лимит на революцию – это значит исчерпать лимит на развитие. Как же могут коммунисты, уж точно знающие марксизм и логику Гегеля, так сказать? Абсурд? Нет, не абсурд: «Наша страна исчерпала лимит на революции и прочие потрясения.» Г.А. Зюганов, «Драма власти», М. 1993 г. Стр. 77. Вот так вот идеи и становятся материальной силой.
Это, конечно, очень странно. Но с середины 70-х годов прошлого века обществом овладела идея безреволюционного развития, ему даже придумали специальное название – устойчивое развитие. А для того, чтобы опорочить в глазах общества революции морями кровопролитий, буржуазия даже условно поддерживает одно из «левых» воззрений . Разве революция — это обязательно кровопролитие? Самая первая социальная революция — появление товарооборота не сопровождалась кровопролитием. Революция становится кровопролитием тогда, когда она произведена не вовремя. Но в левом движении есть пламенные сторонники перманентной революции. Они очень хорошо известны — это троцкисты. Носители троцкистских идей таковы, что они пытаются быть «левее» и коммунистичнее самого класса, интересы которого выражают. Их можно назвать «коммунистами»-антидиалектиками, потому что они абсолютизируют в развитии именно революцию, один качественный скачок. Забывая, что истинной категорией является диалектическое единство качественного и количественного моментов. Любая революция должна созреть, должна случиться в определённый момент времени, её должно определить само бытие, а не чьи-либо хотения. Надо сказать, что ультра-либералы, которые живут превращённой формой свободы, свято верят, что истинная свобода – это и есть «свобода от», как-то забывают, что поддержка троцкизма это не самоцель буржуазии, эта поддержка условная, временная. Но это их дело. Здравомыслящие люди знают об этой поддержке и не сильно удивляются, видя на «белоленточных» трибунах рядом с буржуазными ультра-либералами представителей и даже координаторов «Левого фронта». Истинные коммунисты троцкизм должны отвергать, и не только говорить ему «нет», но и выражать слова практикой.
Однако, буржуазия тщательно изучила марксизм, очень тщательно. Она знает, что идеи идеями, но сознание определяется бытием, в частности, общественное сознание определяется общественным бытием. Чтобы сделать невозможным возрождение и развитие идей необходимо уничтожить само то бытие, которое и определяет возникновение и развитие идей. Носителем идей дальнейшего развития общества в период до и после буржуазной формации является пролетариат, его бытие и есть то бытие, которое образует почву для подобного рода идей. Чтобы обеспечить себе будущее, чтобы не дать марксистской идее стать материальной силой, буржуазия должна всеми правдами и неправдами уничтожить само бытие пролетариата или заменить на какое-то другое, которое уже не будет бытием, порождающим идеи развития. А как можно изменить бытие? На первый взгляд кажется, что это дело невозможное. Нельзя же, скажем, подменить историю развития какого-то биологического вида. Биологического вида, действительно, нельзя. Потому что биологическое движение, оно хотя и есть движение очень высокоорганизованной материи, но всё же, есть движение материи, не способной к сложной рефлексии. А вот социальное движение материи, это движение такой материи, которая рефлексирует не только на другую материю, но, посредством своего сознания, способно отражать и всю материю целиком, в том числе и своё сознание, которое также есть свойство этой высокоорганизованной материи.
Правда, дело подмены бытия — сложное, но даже либералы знают, что такое рефлексия высокоорганизованной материи, что «нет ничего невозможного для человека с интеллектом, даже зайца можно научить курить». Буржуазия читала, изучала, штудировала не только Капитал, но и важнейшее произведение человеческой мысли — «Науку Логики» Гегеля. Она знает, что нет бытия, которое есть само по себе, любое бытие всегда есть со всей своей историей развития, текущее настоящее объекта бытия определяется всей предыдущей его историей. Чтобы изменить бытие высокоорганизованной материи надо предоставить ему для осознания, для рефлексии другую историю развития этого самого бытия. Тогда эта самая высокоорганизованная материя будет осознавать себя в других своих качествах, перестав быть тем бытием, в которое она на самом деле развилась. А как изменить историю? Нужно «купить» часть интеллигенции и заставить её сочинить новую, нужную историю. Посредством «средств массовой дезинформации» вдолбить в головы народа эту нужную историю, на основании вдолбленной истории, другой части интеллигенции поручить написать новые учебники, распространить их по школам и обучить по этим учебникам детей этого народа. Через два, три поколения бытие будет изменено, в это свято верит современная буржуазия, ведя непримиримую войну с историей.
Также буржуазией проштудированы и работы В.И. Ленина, без внимания не осталась и такая великая работа как «Великий почин», где написано:
«… только определенный класс, именно городские и вообще фабрично-заводские, промышленные рабочие, в состоянии руководить всей массой трудящихся и эксплуатируемых в борьбе за свержение ига капитала, в ходе самого свержения, в борьбе за удержание и укрепление победы, в деле созидания нового, социалистического, общественного строя, во всей борьбе за полное уничтожение классов.» В.И. Ленин, ПСС, том 39, «Великий Почин», стр. 14.
Что означают эти слова В.И. Ленина? Они означают, что класс пролетариата не един, в нём есть и люмпенизированные слои, но есть и такие, сам опыт труда которых наделяет их такой ответственностью, что её уровень возрастает, и, наконец, становится таким, что эта часть рабочих переходит в состояние возможности руководить всей массой трудящихся. А почему в процессе труда возрастает ответственность? Потому что рабочие в своей деятельности преобразуют в продукты труда такую материю, которая способна только к простой рефлексии. Если вы токарь и не правильно укрепите заготовку детали в станке, эта самая заготовка лишит вас глаза; если вы крановщик, ошибётесь и не удержите стрелой своего крана подвешенный груз, он соскочит и может убить грузчиков – тут поневоле станешь ответственным. Ответственность – это приобретённое в практике деятельности свойство человека и оно наиболее характерно именно пролетариату или тем людям, которые преобразуют мир, не способный к сложной рефлексии. А вот люди, деятельность которых направлена на преобразование человека, а особенно сознания человека, им ответственность характерна в гораздо меньшей степени. И во множестве показательны ужасные примеры этого, особенно, примеры, так называемого креативного класса. Они ужасны и показательны: блоггер Адагамов, «креакл» А.Кабанов. Но нельзя считать, что все пролетарии ответственны или все интеллигенты безответственны. Мир, его объекты, его субъекты следует мыслить диалектически, ни в коем случае не абсолютизируя отдельные моменты. Ответственность именно свойство всеобщего — тенденция.
Буржуазия это знает, она ставит своей задачей прекратить развитие ответственности пролетариата, оставить её только на приемлемом для себя уровне. Владея всеми средствами информации, она очень искусно нашла им применение в качестве средств манипулирования сознанием. И у нас и на Западе по телевидению самым обширным тиражом выходят бесконечные передачи типа «Кривого зеркала», «Поля чудес», «Слабое звено» — не счесть их числом. Блеском развлечений, в качестве образцов для подражания, молодёжи подсовываются модные «певцы» и «певички». Той же организацией «Суть времени» было проведено исследование детских рисунков, на предмет того, как дети видят своё будущее. Так вот, лишь единицы хотят быть похожими на Юрия Гагарина, а подавляющее большинство детей видит своё будущее в блеске софитов или рядом с розовыми машинами-кабриолетами. Если кто не верит – почитайте номер газеты «Суть времени» от 7 ноября 2012 года.
Вот так задумаешься и, вслед за Ф. Фукуямой, придёшь к осознанию наступающего полного конца истории. Как-то всё мрачно и безысходно и нет никакой возможности жить уже человеку. Так ли всё мрачно? Времена, действительно, настали страшные. Но не только же буржуазия читает и штудирует «Логику Гегеля» или Капитал Маркса. В конце концов, есть ещё люди, которые способны впитать в себя все достижения человечества.
В самом конце «Науки Логики» описано, как появляется абсолютная идея, того исторического момента, с которого, по Марксу, только лишь и начинается подлинная история человеческого развития. Человек создал науку не как средство лишь постижения мира, но как его изменения. Соединение в абсолютную идею (идею истины) двух идей: идеи постижения мира, диалектической идеи и практической идеи, идеи добра, открывает начало истинной человеческой истории. Развивающийся Человек преодолевает превращённую форму свободы — «свободу от». Всякая необходимость прекращает довлеть над Человеком. Человек подлинной истории становится творцом, преобразователем мира. Для него реально перестаёт существовать категория «невозможного». Для Человека свобода приобретает истинный смысл: «Свобода – это не только познанная необходимость, но и необходимость, преодоленная в акте познания» С.Кургинян, «Исав и Иаков» т.1, ч. 2.
О чём же теперь следует думать, какие мысли обдумывать?
Во-первых, надо помнить, что не всякая мысль есть идея, а лишь та, что подразумевает ответ на вопрос: что делать.
Во-вторых, не следует забывать, что тщательно изучая диалектику, буржуазия отрывает одни моменты истины и возводит их в абсолют. Считая, что интеллигенцию можно купить для написания новой истории, она забывает, что не вся интеллигенция продажна. Всегда есть и будет такая интеллигенция, которая изучает и хранит подлинную историю народа.
В-третьих, даже люмпенизируя определённую часть пролетариата, буржуазия не может люмпенизировать весь пролетариат. Вводя полную автоматизацию производства и превращая пролетария в регламентированный автомат, она не может закрыть дорогу к знаниям той части пролетариата, которая программирует сложные механизмы и станки. Законы неумолимы, если пролетариат начала и середины 20 века не был классом, способным к рефлексии, то нелюмпенизированная часть нового пролетариата уже к ней способна. Этот новый класс, класс когнитариата, уже способен ответить на рефлексию буржуазии, своей рефлексией. Опять же абсолютизируя возможность люмпенизации пролетариата, буржуазия забывает, что не весь класс можно развратить манипуляцией. Рабочий класс, даже в очень трудных сегодняшних условиях ведёт свою борьбу и добивается результатов. Настоящий пролетариат, пройдя сквозь испытание манипуляциями сознанием, постепенно овладеет способностью к сложной рефлексии и превращается в когнитариат.
И в-четвёртых, объединившись, не продавшаяся интеллигенция и нелюмпенизированный, новый пролетариат (когнитариат) как раз и смогут стать тем общественным стратом, которому суждено стать историческим субъектом, тем, кто снимет отношения собственности.
Таким образом, если, конечно, буржуазия не доведёт общество до полного уничтожения, открытые Марксом законы объективны. Но, опять же объективны в том смысле, что относятся ко всеобщему. Задачей нового субъекта является актуализировать их в действительности.
PS: Сделаю небольшое замечание. Из рефлексии буржуазии, из вызванных этой рефлексией действий совершенно ясно видно, кто же есть такие люди, обозвавшие себя в конце 2011 года креативным классом, или более модным словом «краклами». Это как раз и есть часть интеллигенции, которая за скромные и нескромные подачки буржуазии сочиняет новую историю для народа, создаёт телевизионные передачи типа «Дом [любая цифра]«, легко производит новые понятия, типа «стрелки осциллографа» или «циферблата песочных часов». Такие люди за слова не отвечают. Именно «оселком» ответственности можно отделить представителя креативного класса, от представителя класса когнитариев.
Tags: капитализм, марксизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments