Dimm-K (dimm_k) wrote,
Dimm-K
dimm_k

Про Берию 3

Оригинал взят у jiabrehti1i1 в Про Берию 3

В ходе войны Л.П.Берия, кроме своих многочисленных обязанностей, уделял большое внимание специальной технике. В спецлабораториях НКВД создавались рации, радиопеленгаторы, совершенные диверсионные мины, бесшумное оружие, инфракрасные прицелы. В период обороны Кавказа применение специальных групп из офицеров-пограничников, вооружённых бесшумными винтовками с ночными прицелами, сорвало наступательный порыв группы Клейста – обычная тактика немцев оказалась невозможной вследствие истребления около 400 радистов и офицеров наведения авиации и артиллерии.

А как оценить заслуги наших “органов”, организовавших круглосуточное прослушивание делегаций союзников на Тегеранской конференции? Мечта любого дипломата – знать настоящие позиции противостоящей стороны. Конечно, к такой информации необходимы ещё и настоящие дипломаты, ведь информацией надо воспользоваться так, чтобы партнёры не насторожились.

К сожалению, к этому периоду относится значительный объём фальсификата о деятельности Л.П.Берии. Так, демократические “историки” глубокомысленно обсуждают известный, сочинённый Ю.Семёновым, текст: “посол Деканозов бомбардирует меня дезой…… стереть в лагерную пыль……”. Они не утруждаются даже подумать, с какой стати посол Советского Союза, в обход своего непосредственного начальника, наркома иностранных дел Молотова, стал бы бомбардировать информацией Особой Важности какого-то постороннего наркома, даже не члена Политбюро.

До 1994 весьма популярными были обвинения Л.П.Берия в депортации чеченцев и ингушей. Действительно, 100 тысяч солдат и 20 тыс. оперативников под его командованием всего за несколько дней выселили 600 тыс. чеченцев с потерями с обеих сторон всего в несколько человек. А ведь эти народы в 1941 году отказались от мобилизации и создали, по сути, в тылу у Красной Армии свои вооружённые силы, с партийными секретарями в качестве командиров.

Так что орден Суворова получен Л.П.Берия заслуженно, да сейчас это всем понятно.

Кстати, в результате “бериевского геноцида” численность чеченцев увеличилась к настоящему времени вдвое.

От смерти защитил он край родной…

В феврале 1941 Л. П. Берия был назначен заместителем председателя Совета Народных Комиссаров СССР и оставался на этом посту до конца жизни. В годы Великой Отечественной войны, с 30 июня 1941 являлся членом Государственного Комитета Обороны, а с 16 мая 1944 – заместителем председателя Государственного Комитета Обороны и выполнял ответственнейшие поручения партии как по руководству социалистическим хозяйством, так и на фронте.

Указом Президиума Верховного Совета СССР 30 сент. 1943 Л. П. Берия за особые заслуги в области усиления производства вооружения и боеприпасов в трудных условиях военного времени присвоено звание Героя Социалистического Труда. 9 июля 1945 Л. П. Берия присвоено звание Маршала Советского Союза“.

Печально, но о сути решавшихся тогда задач доступной информации нет – вот где непаханая нива для историка. Но одна заслуга Л.П.Берия всё-таки упоминается, даже враги не решаются о ней умолчать. Сами посудите, насколько она велика.

В одной из книг времён перестройки с иронией цитируется “Песня о Берии”. Текст песни, действительно, нескладный, но там есть такие слова:

“О Берии поют сады и нивы

Он защитил от смерти край родной…”

От какой смерти и как защитил? Не народ, не партию, а весь родной край? Ведь он не Сталин, не Жуков, хотя и Маршал Советского Союза. Он Герой, но Герой Социалистического Труда. В чём же дело?

С 1944 Берия курировал все работы и исследования, связанные с созданием атомного оружия, проявив при этом незаурядные организаторские способности“.

Эта фраза из биографии Л.П.Берия, приведённая в компьютерной энциклопедии “Кирилла и Мефодия”, пожалуй, единственная информация там, кроме имени и даты рождения, близкая к реальности.

Создание советского ядерного оружия – эпохальное событие, полностью изменившее лицо мира на десятки, если не на сотни лет. Мы видим сейчас, как ведут себя западные страны, при относительной слабости остальных стран. Но это при том, что у десятка стран мира всё-таки есть атомные бомбы. Нет сомнений, что если бы бомба не была сделана у нас за несколько лет мирной передышки, то, уже начиная с корейской войны, история повернулась бы по-другому. Куда? Прочитайте книгу “Орбитальный патруль” американского фантаста Р.Хайнлайна, которая вышла сразу после войны и стала в США чрезвычайно популярной. Там в качестве главной цели американской политики предлагалось создание сети орбитальных станций с ядерными бомбами под командованием американцев, которые в случае непокорства какой-либо страны тут же уничтожали бы её столицу. Может, это и странно звучит (чего там, какой-то фантаст), но эта книга очень сильно повлияла на общественное сознание США в плане внедрения идеи мирового господства на базе монополии США на атомную и орбитальную технику. У нас она не переводилась до 90-х годов, а, не прочитав её, нельзя понять, почему в США после запуска советского спутника поднялась форменная паника.

Диктат Запада был отменён, и, что бы ни случилось, уже навсегда.

Не заслужил ли за это Л.П.Берия хотя бы скромного памятника на Красной площади?

Заслуги

Вторая заслуга – организация крупнейших прорывов в научно-технической области. Причём не в форме, с 50-х годов активно пропагандируемой у нас (сомнительные открытия без практической полезности). Уже писалось о разработке ракетного кольца ПВО вокруг Москвы, проведённой под руководством Л.П.Берия. В своём роде не менее революционная эта работа делалась вопреки всем канонам технологии и, тем не менее, оказалась успешной. При вроде бы локальном значении, пусть даже дело касалось нашей столицы, эта разработка значительно повлияла на направление технического прогресса в военной области, причём для всех стран мира. То, что не могли обеспечить ни ствольная артиллерия, ни авиация, оказалось под силу ракетам. Подобного до нас не смогли сделать ни немцы, ни японцы, ни западные союзники, хотя их проблема бомбардировок касалась в ходе войны напрямую. Отсюда и началось победное шествие управляемых ракет по миру.

Эти проекты дали конкретные результаты при жизни Л.П.Берия, и отрицать его роль невозможно – слишком много сохранилось свидетелей и документов. А вот его роль в ракетных проектах не освещена, поскольку победные сообщения ТАСС прозвучали только в 1957 году. Был ли Л.П. в стороне от тяжёлых ракет? Вряд ли, ведь разработка ядерного оружия и ракетных носителей для него составляли единое целое. Думаю, что не без участия Берия было разработано правительственное “Постановление о разработке реактивной техники” 1946 года.

В массовом сознании бытует мнение, что начальнику можно быть круглым невеждой, надо лишь окружить себя умными, но ни за что не отвечающими советниками, и дело будет в шляпе. Там оно в конце концов и оказалось.

Это хорошо видно по экономической политике. Темпы роста советской экономики 30-х – 50-х годов хорошо известны. Но в 1965 году Косыгин с подачи группы “советников” провёл первую официальную реформу сталинской экономики (за границей она известна как “реформа Либермана”, по фамилии руководителя группы советников). Результат был не смертелен, но “процесс пошёл”. Горбачёв и Рыжков для своих умопомрачительных экспериментов по перекачке средств из безналички в наличку с помощью малых предприятий привлекли другую группу “экономистов”, предположительно шаталинскую, а про нынешних советников все знают, и про результаты реформирования тоже.

Начиная с Хрущёва, жизнь показывает, что, если руководитель вместо того, чтобы самому входить в курс дела, начинает доверять советникам, то результаты его правления бывают плохи. Выражая ту же мысль, но другими словами, скажу: руководитель должен быть образован и умён не только в науке прихода к власти. От этого зависит судьба страны. Как этого добиться – другой вопрос, но привлечение советников – не замена мозгов. Ну привлёк Горбачёв в качестве политических советников Бовина, Бурлацкого и Яковлевых – и к чему пришёл, к чему привёл страну? А ничего не скажешь, люди умные, поумней Горбачёва.

Ведь надо ещё и уметь оценивать советников. Иной при всех своих званиях – сущий баран, есть среди специалистов и авантюристы, и жулики.

В качестве исторического анекдота расскажу такую историю. Был у нас такой Лев Термен, изобретатель электромузыкальных инструментов, известный тем, что показывал свой “терменвокс” самому Ленину. Потом Термен жил в Америке, потом сидел в “шарашке”. Так вот когда Берия его спросил, сможет ли он сделать атомную бомбу, он заявил, что сможет. А на вопрос о том, что ему для этого нужно, ответил, что “персональную машину с шофёром и полторы тонны стального уголка”.

Но это курьёз, но вот в истории “уранового проекта” были критические моменты. Как у нас начались работы по “бомбе”?

Физик Флёров был на фронте, без всякой брони служил авиатехником. И именно на фронте, просматривая западные научные журналы (если кто-то проскочил это место, повторю – будучи на фронте и просматривая западные научные журналы), он заметил, что в них исчезли статьи по урановой проблеме. Он сделал вывод, что на Западе в этой области начались работы военного назначения, поэтому они и были засекречены, и начал писать письма Сталину (а не руководству отечественной физикой, видимо, хорошо представляя себе его уровень), и одно из них дошло до адресата.

Советское руководство обратило внимание на предостережение Флёрова, что и послужило толчком к осуществлению уранового проекта. Соответствующие задачи были поставлены перед нашей стратегической разведкой, а ставил их, как вы уже догадались, Л.П.Берия. Именно он заведовал нашей разведкой, кроме всего прочего.

А у Сталина был неприятный разговор с “ведущими” нашими физиками. Для научного руководства проектом был почему-то выбран не какой-нибудь маститый учёный, а не слишком известныйКурчатов.


Обратите внимание – “научной общественностью” ни Флёров, ни Курчатов не воспринимались как ценность. Курчатов вместо эвакуации на Восток размагничивал корпуса кораблей под немецкими бомбами в Севастополе, а Флёров вообще воевал, отнюдь не на “Казанском фронте”. Ему даже брони не досталось!

Это говорит о том, что советское руководство того времени и само в достаточной мере разобралось в проблеме, чтобы прислушаться не к авторитетам, а к малоизвестным учёным.

А представьте себе, что было бы, если бы Сталин и Берия положились на советников!

Заговор

После войны Хрущёв, Маленков и Берия составляли устойчивую группу. Ревниво настроенные старшие члены Политбюро насмешливо называли их “младотурками”. Берия до последнего не верил и, возможно, так и не узнал, что его предали те, кого как он считал друзьями – Маленков и Хрущёв.

Так почему же Берия стал ненавистен всем?

Причина – в нездоровой обстановке в стране после войны, а особенно – в руководстве. Сталин, видимо по болезни, явно “отпустил вожжи”, которыми он раньше так хорошо управлял. Доказательством тому служит факт ожесточённой борьбы за власть между группировками – это явный признак отсутствия реального дела. Некому было ставить задачи “правящей элите” и спрашивать за их решение.

Война – не школа гуманизма. Любая, какой бы справедливой она ни была. Война – это катастрофа, уродующая все стороны общественной и государственной жизни.

Спросите любого ветерана-фронтовика, израненного героя, и он вам подтвердит, что были и лучше его, но они погибли. На войне погибли лучшие.

В конце войны несуразно важную роль начинают играть люди и структуры, связанные с войной и военным производством. После войны они становятся не нужны и должны потерять своё значение, но хотят ли они этого?

Как ни парадоксально, от этого меньше страдают побеждённые страны, военная элита которых уничтожена. В Японии и Германии не было проблем с ориентацией политики – только на мирное созидание. А вот во Франции и США, например, вместо миролюбивых предвоенных руководителей к власти пришли генералы и ястребы, ввергшие вскоре свои страны в новые бесславные войны.

Не нужна стала и в СССР 10-миллионная армия. А куда деваться генералам?

Посмотрите статистику – сколько в 1945 году было произведено уже ненужной боевой техники. Сами производители понимали, что она уже не нужна, поэтому гнали настоящий брак. Переходить на продукцию, которая должна ещё завоёвывать покупателя? Это риск. Покупателя не уговоришь! Совсем другое дело, когда достаточно уговорить военного приёмщика, пусть и в маршальских звёздах. Кто будет делать ширпотреб? Да кто-нибудь сделает.

Вот эти капитаны промышленности, инструкторы отделов райкомов, обкомов, рескомов. Они давали военный план, и давали хорошо. Конечно, кто недоволен, что кончилась война? Но отдавать власть людям, у которых лучше, а, главное, дешевле получается пошив платьев и сборка телевизоров…? Извините!

Вот поэтому развитие экономики и пошло по парадоксальному пути – товары народного потребления оценивал не потребитель своим рублём, а что-то вроде Совета Обороны, только он так не назывался.

И без специального анализа понятно, из кого состоял после войны главный руководящий орган страны – ЦК.

И проблема была глубже – когда направление развития страны было уже выбрано в 30-е годы, когда политику удалось отстоять от приверженцев “мировой революции” (троцкистов) и сторонников возврата в первобытно-общинный строй (правых), после этого партия стала уже не нужна, точнее, она оставалась нужна только как кадровое сито – ведь теоретически можно было демократически заблокировать на начальном этапе продвижение недостойного.

Но после войны партия потеряла своё значение. В конце 40-х – начале 50-х это, казалось, понимали все. Слова “Политбюро”, “ЦК”, “Генеральный секретарь”, казалось, были полностью изгнаны из лексикона. Забегая вперёд, замечу, что все решения по “делу Берия” принимали, судя по сообщениям, Совет Министров и Президиум Верховного Совета.

Ход заговора против Берия – отдельная тема, но очевидно, что столкнулись два течения. Один – подход Берия: партия – это политический инструмент, который требует надзора и не должен заниматься хозяйственными вопросами, которые должны быть в ведении Совета Министров.

Как мы знаем теперь, победила тогда другая линия. Теперь понятно, что дублирование Совета министров промышленными отделами ЦК, сложившееся в 50-80-е годы, было извращением, результатом победы партийной номенклатуры.

Предводителями противостоящей Берия линии были Маленков и Хрущёв, причём Хрущёв был не слишком значителен – он был главным партийным кадровиком, как Ежов до 1937 года.

Но после смерти Сталина ситуация обострилась. Ключевыми событиями, главными болевыми точками были два.

Во-первых, из дел, реализованных новым министром внутренних дел, главным было не прекращение “дела кремлёвских врачей”. Тем более не амнистия 1953 года. Такие решения – политические – принимаются не на уровне МВД, это решение политического руководства государства, МВД – лишь исполнитель.

Главным событием было совещание руководящего состава министерства, на котором Берия дал своё видение задач МВД. В числе этих задач был и особый контроль за чистотой рядов партийных органов – задача, несколько подзабытая к тем годам.

Дело не в том, что репрессий после войны к тому времени стало меньше, хотя наступила своего рода “эра милосердия” – была до 1953 года отменена смертная казнь. За некоторые преступления всё же расстреливали, но для контроля партийной верхушки использовалась… сама партийная верхушка! Трудно поверить, но для расследования “ленинградского дела” в аппарате партии было создано следственное подразделение, и даже в Матросской Тишине был выделен… партийный изолятор! Вёл дело Г.М.Маленков. Так что НКВД к этому делу не только не имело отношения, оно не было допущено.

Но вернёмся к 1953 году. Информацию о совещании руководства МВД доложили партийным боссам. В частности, Хрущёву доложил его человек – генерал Строкач. Эта фигура ухитрилась снискать искреннюю ненависть как западноукраинских повстанцев, так и, как ни странно, пограничников. Ему принадлежала во время войны идея направить в немецкий тыл “пограничные полки”, которые в открытом бою были немедленно уничтожены немцами. Погибли тысячи лучших людей.

Информация о возможном государственном контроле над партийной верхушкой вызвало единодушную реакцию. Как происходило дело, трудно сказать точно. Но в обвинительном заключении по делу Берия говорилось конкретно: “попытка поставить МВД над Партией”.

Так началась почти открытая конфронтация. Хрущёв поклялся перед ЦК, что контроля со стороны МВД не будет.

Но при всём своём уме Л.П.Берия был совершенно не готов к тому, что его, без всяких объективных предпосылок, свергнут и расстреляют. Почему он не понял намерений своих друзей, загадка до сих пор.

По сути, в 1953 году произошёл государственный переворот в пользу тех кругов, которые хотели руководить страной в своих интересах, никак не отвечая за результаты своего правления.

К 1953 году, после убийства Берия, относятся и серьёзные решения, регламентирующие деятельность правоохранительных органов. С тех пор при поступлении на работу сотрудники “органов” ставились в известность, что лица на освобождённых партийных должностях для них недоступны. Их нельзя вербовать, за ними нельзя следить.

Именно тогда гнусным личностям типа А.Яковлева и “попёрла фишка”.

Не скрою, я считаю, что такое развитие событий было порождено системой Сталина. Для своего времени это было сильное, гибкое оружие – слой управленцев жёстко контролировался высшим руководством, монолитным и не имевшим других целей, кроме процветания страны. Какова программа действий тогдашнего руководства, что они хотели – в точности сейчас неизвестно. Именно цели, задачи, программа действий сталинского руководства 30-х-40-х годов – наиболее тщательно скрываемая тайна “демократических историков”.

Но в этой системе было скрыто и зерно разрушения. При исчезновении руководящей и направляющей силы слой управленцев начинает жить своей жизнью, решать свои задачи, следя за проблемами государства и общества лишь поскольку-постольку.

Вина Берия была в том, что этот человек, не имея личных интересов, хотел сделать нечто небывалое, хотел выразить себя в проектах для будущего и мог заставить и других действовать не в личных, а в общественных целях.

Его враги устали от работы на будущее. Они хотели жить “здесь и сейчас” и не для других, а для себя.

Такого человека трудно было обмануть, но заговорщикам это удалось по одной простой причине. В заговоре против Берии они опирались на полную поддержку своего класса, который хотел повести – и привёл – страну и народ прямиком в 90-е годы.

Память

В одном веке грузинская земля дала России двух великих людей. Но не это в укор России – у нас были и будут великие соотечественники русского происхождения, а без России и Сталин, и Берия не стали бы великими. А вот памятников им нет на наших площадях.

Но это не беда. Съездите на Поклонную гору, только не смотрите на ужасные тамошние монументы и здания. Оттуда хорошо видно здание Московского Университета - одинокое, чудесное, устремлённое ввысь. Ничего похожего в мире нет.

Начальником строительства этого здания был Л.П.Берия, и это в какой-то степени памятник ему.

Источник

Tags: Берия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments