Dimm-K (dimm_k) wrote,
Dimm-K
dimm_k

Распад СССР, как это было

Оригинал взят у nodoubts</lj> в Распад СССР, как это было
По мне так, свято место пусто не бывает. В том смысле, что не бывает неуправляемых событий в человеческих отношениях.

Захочет какой-нибудь лидер отказаться от власти, тут же придет новый. Слаб лидер - значит рядом есть тот, кто не слаб. Правда, это не всегда видно. Этому, тому кто рядом, может быть похеру на все кроме чего-то своего. Например, бабла.

С союзом было именно так. Но начать надо не с этого, а немного пораньше.

Чем был обусловлен октябрь 17-го? В основном тем, что временное правительство имело внутреннее противоречие. С одной стороны, мир заключить было нельзя в силу обязательств перед заклятыми "партнерами"-союзниками. Да и проливы были реальны как никогда. С другой, внутренние проблемы, вызванные войной, а еще точнее, неготовностью страны к войне, создавали жесточайшее недовольство в стране. Слабость этого правительства в общем понятна. Компромисс между и между. Отставка царя в силу его слабости относительно аристократии к сожалению тоже понятна.
В общем, верхи решить проблемы не могли. Ну а низам или смерть от голода, или одно из двух.

Баррикады, бунт, Советы, Ленин, Гражданская, интервенция, распад и обратная сборка.
К 24-му Ленин с инсультом не при делах, период внутренних разборок в партии, НЭП.

Дальше эпоха Сталина - 30-ые, коллективизация+индустриализация, подготовка к войне, война.

Время крайне тяжелое, с крайне высокими требованиями к стране, и соответственно, к партии со стороны Сталина, жесткий спрос, жесткий контроль.
Авторитет партии велик, люди в ней могучи, доверие народа огромно.
Восстановление быстрое, уровень жизни высокий.
В 53-м году рост подушевого ВВП СССР к подушевому ВВП США высочайший в истории. СССР контролирует полмира.

Вот тут, в начале 50-х, на границе между Сталиным и Хрущевым, и можно узреть корни противоречия, стоившего стране через 40 лет такую высокую цену.

Послевоенная (ну вообще-то и довоенная тоже) экономика при Сталине допускала как государственные крупные предприятия, так и артели, по сути представлявшие собой аналог современного полного товарищества (кооперативная форма собственности, где все члены участвуют в капитале и несут полную ответственность своим имуществом). По форме артель не совсем частная, но по существу вполне себе частная. Можно нанимать работников, распределять прибыль, владеть средствами производства.

При Сталине они неплохо разрослись, производили всякое разное - в основном потребительские товары. Цены на некоторые категории товаров регулировались. Правда, регулировались и цены на сырье, что давало маржу. Также был распространен госзаказ по твердым ценам у артелей.
Налоговая система чаще всего базировалась на патентах, напоминая современный ЕНВД.

Разумеется, со временем накапливалось некоторое неравенство в доходах членов артелей и обычных трудящихся. Часто очень высокое.

Позиция Сталина была четкой - больше работаешь, больше зарабатываешь. Рискнул, сделал - все твое. В общем, мини-рай для предпринимателей, тем более рынок был не особо занят. И рос быстро.

Но как и все в этом мире, Сталин не был вечен. Пришедший (неважно как) после него Хрущев был авантюристом-популистом, сторонником эффектных решений, и имел собственную систему взглядов на экономику.
В том числе, не нравилось ему и неравенство в доходах разных категорий населения. Он с этим боролся, пытаясь уравнять доходы. Читавшим Голдрата это кое-что может напомнить. Контроль издержек и последствия. Но об этом позже.

Кроме того, так нужная Хрущеву поддержка партии при назначении генеральным секретарем стоила весьма заметных послаблений по части требований к аппарату. В принципе, партия хотела расслабиться. И при новом генсеке получила возможность это сделать.

Собственно, по большому счету эти два фактора и предопределили все последующее. Но не буду забегать вперед.

Реформы Хрущева по существу национализировали артели. Это разумеется привело к массовому недовольству бывших владельцев. Что они делали? Разумеется, уходили в тень. С чем Хрущев также пытался бороться. Поставил бывших артельщиков по сути вне закона. С чем им дальше приходилось жить. Дальше я их так и буду называть, "артельщики".

Одновременно, партийцам дали послабление. Дали возможность насладиться статусом. Дали возможность потреблять блага. И разумеется, ни за что не отвечать. Не сразу, постепенно конечно, но именно ни за что. Дальше я их тоже так и буду называть "партийцы".

Сложив два плюс два и получив пять, видим дальше Брежневское время. То есть на тот момент оно еще не наступило, но мы его уже видим во всех основных чертах.

Это постепенное вовлечение партийцев в коррупционные схемы, и развитие теневой экономики.
Загнанные в тень артельщики были вынуждены искать покровительства тех партийцев, кто мог им обеспечить защиту от органов, и кого они могли заинтересовать деньгами. Понятно, сначала их было немного. Боялись по старой памяти.

Но с течением времени коррупционеров было все больше, и к концу правления Брежнева можно было четко различить две части партии. Вовлеченная в теневой бизнес, и не вовлеченная. Вторая, видимо, не вся и не всё представляла о мощи первой.

Конечно, подпольный бизнес артельщиков не мог не развиваться, не крепнуть, не расти. В спайке с партийцами теневой бизнес пришел не просто к крышеванию каких-то предприятий, но и к специфическому паразитированию на государственных предприятиях - заводах, фабриках, и т.д. Выкачивание средств из госпредприятий в пользу спайки артельщики-партийцы росло и росло. Особенно, в нац. республиках, где все друг другу родственники и не могут отказать. Дальше такую спайку партийцев и артельщиков я буду называть "теневики". А не связанную с ними часть партийцев - "государственники".

В то же время, экономика при/после Хрущева и вплоть до Горбачева сохраняла централизованное управление. И если Сталин стремился контролировать стратегические предприятия, оставляя производство потребительских товаров артелям/колхозам, то с 50-х произошло фактически полное огосударствление экономики с плановым управлением.

Но плановая экономика для этого не годится. Она хороша для контроля стратегических отраслей, для военного времени. Для управления одним большим предприятием. Но никак не для производства огромной номенклатуры потребительских товаров на массе небольших предприятий. Для этого нужна рыночная экономика.

Разумеется, какое-то время плановое развитие шло довольно успешно, планы строились, исполнялись, все радовались. Но с течением времени все меньше и меньше. Издержки вместо падения росли и росли, общая эффективность падала. Все трудились не покладая рук, но по сути зря.

На этом фоне теневая экономика позволяла закрывать дыры в производстве потребительских товаров. Что в общем при условии (как считалось) ее небольшого объема было нехорошо, но вполне допустимо.

В общем, при Брежневе все условия для роста теневиков были налицо - государственники не особо мешали, население было относительно удовлетворено. Наверное, лет 10 с малым был золотой век теневиков. Все его так и запомнили.

Но всему хорошему приходит конец. Номенклатура потребительских товаров, производимых по плану, росла как минимум линейно, соответственно, издержки на управление росли экспоненциально. Это не могло не привести к трудностям. И они были налицо. Но главное не это. Это фон. Лишь необходимое, но недостаточное условие.

Главное - к началу 80-х годов государственники четко осознали масштабы теневой экономики, и вовлеченность партийцев в теневые дела. Это уже вызвало действия. Ряд громких уголовных дел, проведенных под контролем тогдашнего главы МВД Щёлокова, четко показал теневикам, что государственники - угроза не просто их теневому бизнесу, но и самому их физическому существованию.
Кто мог сказать наверняка, не начнутся ли массовые посадки и расстрелы? Ведь КГБ (вообще-то, не КГБ, но для простоты пусть так) тех времен были в курсе всех дел и всех тем. И теневики это знали. Отсюда и масштаб травли Щёлокова и его людей. Ну и шире - государственников вообще.
Но и это не все. Отсюда у теневиков выросло ясное понимание - дальше так жить нельзя. Надо было устранять угрозу бизнесу и жизни системно, навеки.

А что представляло угрозу? Это законы государства (ограничения бизнеса), его идеология (по труду и все такое), кадровый состав (государственники среди партийцев). То есть по сути государство целиком, со всеми его атрибутами.

А значит, необходимо было его уничтожить. И на его месте создать новое. На принципах, сразу определяющих права новых хозяев.

Собственно, так и было сделано. Технически вы и без меня знаете - гласность, перестройка, кооперативы, приватизация, и т.д.

И прав Чубайс в известном интервью, когда говорит, что время там шло на месяцы, недели, и даже дни.

Горбачева правда перехватил Ельцин, но и сам он впоследствии был под влиянием теневиков. Только теперь они выросли и стали олигархами. Хотя тип отношений между ними остался прежним, теневым, коррупционным, выкачивающим из карманов государства все что можно. Родом из давних времен.

Что было дальше, понятно.

В целом, экономика России после жесточайших испытаний, приобретает вполне разумные черты - централизованное управление крупными госкорпорациями, рыночный характер потребительских отраслей. Но издержки переформатирования страны до сих пор не пережиты.

Надеюсь, добиваясь краткости, я не сильно исказил общий смысл, и также надеюсь, вам есть чем дополнить.

Tags: Родионов, СССР, аза, история, развал СССР
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments