July 16th, 2013

Новый социор?

Оригинал взят у subethnos в Новый социор?



Никому не надо рассказывать, насколько антагонистичным является российское общество — страну контрастов мы видим каждый день. И то, что мы видим, красноречивее любой статистики. На смену некогда амбициозной элите, пришли малодушные люди, унылые фантазии которых не простираются дальше покупки футбольного клуба или яхты. Если прежние партийные функционеры и силовики утверждались в соревновании с капиталистическим миром, то их дети, похоже, довольны положением элиты третьесортного государства — положением третьесортной элиты. Впрочем, чтобы как-то компенсировать этот комплекс неполноценности, хозяева жизни вынуждены относить себя не к национальной, а мировой элите, действующей не в интересах своего народа, а в своих собственных (а то и в глобально-корпоративных) интересах. Таким образом, они ещё больше дистанцируются от "третьесортного народа", не считая ни его своим, ни себя его частью.

Верхи не хотят и не захотят — такова правда. Выкачивая природные ресурсы страны (что в очередной раз доказывает их банальную недалёкость), они живут по принципу — после нас хоть трава не расти. Надеяться на благосклонность господ смешно. Они живут в собственном обществе благоденствия, а другого им и не надо. В этой ситуации не может быть никакого единения народа и "партии". За всю историю ни один господствующий класс ни разу не расщедрился по своей воле. Народу приходилось всё отвоёвывать самому. К счастью, теперь у нас есть исторический пример того, как не надо вести борьбу, которая, ко всем ужасам, рано или поздно обречена на реставрацию прежних порядков.

Октябрьская революция, несомненно, встретившая народную поддержку, нанесла удар не столько по нарождавшемуся капитализму, сколько по нарождавшемуся капитализму периферийному — тому капитализму, который существует в так называемых развивающихся странах — вечно развивающихся, которым так и не суждено догнать развитые. Благодаря своей независимости СССР добился колоссальных результатов во многих отраслях и стал одной из двух сверхдержав. Но появившись на свет тем способом, каким он появился, он уже нёс в себе смертельную болезнь.

С
ССР — не просто как союз республик, но социальный институт — умер просто потому, что в существовании этой системы почти никто уже не был заинтересован. Как и оруэлловские свиньи, молодая номенклатурная поросль стремилась де-юре закрепить за собой собственность, сделать её персональной. А трудящиеся просто устали. Устали затягивать пояса, устали быть винтиками в командно-административной системе, указы в которой распространялись сверху вниз без учёта интересов граждан. В этом и заключается принципиальная болезнь Советской России. Родилась она в условиях военного коммунизма, задушившего всякие ростки реальной демократии. В начале XX века народный гнев был направлен против элиты, доведшей общество до революционной ситуации, но свергнув одних паразитов, народ сделал слишком мало, чтобы не допустить появления следующих.

Н
астоящий социализм немыслим без народовластия. Декларируя государство как институт принуждения, большевики только и делали, что укрепляли этот институт. Провозглашая лозунг "Фабрики — рабочим!", революционеры лишали рабочих прав не только на существующие фабрики, но и впоследствии на учреждение новых — безусловно, собственных. Более того, национализации подверглись сами трудящиеся, и поначалу они мало чем отличались от приписанных к заводам крепостных времён дореформенной России. А колхозы так и вовсе были бесправными крестьянскими общинами, не имевшими ни самоуправления, ни права распоряжаться, якобы своей, собственностью. Остаётся только сожалеть, что советский народ не показал лучших результатов, которые могли бы обеспечить реальная демократия и разбюрокрачивание ряда отраслей.

Р
ынок — это всего лишь пространство, в котором действуют те или иные субъекты экономики. Рынок не связан с производственными отношениями, царящими внутри этих субъектов. Семья с коммунистическим холодильником преспокойно существует внутри рыночной экономики. Социалистические страны не менее спокойно присутствовали на мировом рынке, который, как известно, не подчиняется никакому плану. А колхоз "Светлый путь" только выиграл бы, если свою продукцию продавал по рыночной цене. Рынок — это площадка честной конкуренции, где нет места иждивенцам. Рынок естественен. Это право договариваться добровольно, право свободных людей.

Ранее я сказал, что правовая система Российской Федерации (вообще, капитализм) допускает создание "народных предприятий". Это закрытые акционерные общества, но такие, где акционерами являются все работники конкретного предприятия. Это не коллективное хозяйство, где всё общее и одновременно ничьё. И уж тем более это не собственность "государства", то есть бюрократов. Каждый работник имеет конкретную долю собственности и, помимо заработной платы, свою часть прибыли предприятия. Это не предприятие с отсутствием частной собственности, а коллектив частных собственников с правом голоса.

Л
учшая мотивация работающего человека — работа на себя, а не на хозяина. Именно поэтому по всему миру появилась практика, повышающая заинтересованность работников в деятельности компании, за счёт предоставления в собственность рабочих акций предприятия. В России предприятия принадлежащие работникам практически неизвестны. В СМИ о них не рассказывают. Тем не менее, по всему миру их существует огромное количество: от небольших коллективов до целых корпораций, как например, Мондрагонская федерация рабочих кооперативов.

Мы движемся в так называемое постиндустриальное, информационное общество, где на первое место выходят организации с небольшими коллективами, главный актив которых — инициативный человек, его творческая работоспособность, воображение и изобретательность. Старые отношения по типу "хозяин — наёмный работник" (я уж не говорю о политарных отношениях) не отвечают духу наступающего времени, входят в противоречие с ним. Возможно, именно такие предприятия и станут частью нового смешанного хозяйства. Начав свою деятельность со сферы услуг, ничто не мешает успешному (напомню, в реальной конкурентной среде) предприятию развиваться и в направлении производства. Увеличение количества собственников за счёт численности работников народных предприятий — реальный путь формирования сильного гражданского общества.

Без изменения социальной базы сложно изменить политическую надстройку в правильном направлении. Компрадорскую власть необходимо оторвать, но необходимо создать и общественный противовес новому дворянству — этому резервуару, из которого всякий раз выходят их делегаты. У нас должны быть свои политические партии. Не рождённые в недрах господствующего класса.