June 21st, 2013

АПОФЕГЕЙ В КИНО И В ЖИЗНИ - Ч. 3

Оригинал взят у domestic_lynx в АПОФЕГЕЙ В КИНО И В ЖИЗНИ - Ч. 3
У меня в компании неимоверное количество продавцов – в компьютере их зарегистрировано более 400 000. Это, конечно, не значит, что все они активно трудятся, но что-то все делают, т.к. те, кто совсем «умирает» - тех мы удаляем. Есть такие, кто действительно строит серьёзные сбытовые сети, а кто-то просто слегка подрабатывает к пенсии. Всё это человеческое море надо как-то удерживать от расползания, от ухода к конкурентам – в общем, понятно. Разумеется, нужно, чтобы они работали, - продавали. При этом заставить их невозможно: они не служащие, а независимые мелкие торговцы. Можно только мотивировать. В сущности, задачи типологически сходные с теми, что стоят перед руководством страны: чтобы работали, чтобы не разбредались, чтоб делали, что нужно.
Что людей мотивирует на работу, что привязывает к компании, а что нет – все эти вопросы всегда передо мной стояли и стоЯт. И вот какая картина сложилась за пятнадцать лет.
[Spoiler (click to open)]
Когда я начинала свою работу, мне казалось, что единственное, что их мотивирует, - это заработок, деньги. Они приходят, чтобы заработать, значит, выходит дело, главное создать им условия для заработка. Это, конечно, верно, но это не вся правда. Разумеется, заработок для большинства – важнейшее дело, но, странным образом, для многих - не главное. Я сама удивлялась, когда открыла это. Помимо заработка им должно быть – ИНТЕРЕСНО. Чтоб постоянно была какая-то новая, интересная движуха. Если её нет – они как-то вянут и перестают работать. С ними нужно непрерывно играть. Игры самые разные – соревнования, присвоение званий и выдача значков, подарки, грамоты… Они гордятся, что-де вот она всего-навсего «серебряный лидер», а я – «золотой» или даже «изумрудный». По-детски радуются, что значок – из настоящего золота, а не тебе хухры-мухры. В последние несколько лет мы постоянно соревнуемся за право поехать в очередную поощрительную поездку за границу. Это так интересно: со своим коллективом – и в Италию или на Кубу! Сколько эмоций, сколько разговоров об этих поездках! Но и для тех, кто не может выполнить довольно напряжённых нормативов, приводящих к поездкам, есть свои маленькие радости: собери наклейки – получи кружку. Получил кружку – собери сервиз. Собрал сервиз – получи чайник и элитный чай. Каждый месяц – свои кружки с похожими, но не вполне идентичными красными цветами. Чайник дадут только тому, кто собрал все кружки в течение трёх месяцев. Забота, однако… И люди участвуют, приходят с вопросом, всем ли хватит кружек.
Тут тебе и культурные интересы. Что мы только не изучаем – от экономики до эзотерики. Всё идёт в дело, всё интересно. Я и сама иногда провожу семинары по самым разным вопросам – очень интересно. Вот недавно было – «Толкование сновидений на пользу бизнеса». Участники записывали и истолковывали по моей методике сны. И многим наши совместные толкования помогли решить их проблемы.
К чему я обо всём об этом рассказываю? А вот к чему. Людям должно быть интересно жить. Каждому на своём уровне и на своём поле: кому кружки с чайниками, кому Бердяев. В этом, по-видимому, потайной (и истинный) смысл гражданского общества на Западе – создание интересной движухи. Люди соединяются-разъединяются, обсуждают что-то, спорят, проводят акции, то, сё… По-настоящему, в стержне жизни, в её существе они ни на что не влияют, но – им интересно, они чувствуют себя действующими лицами, хотя по существу они – лишь исполнители в комедии жизни.
Есть и ещё польза ото всей этой движухи – власть, истинные хозяева жизни получают обратную связь, лучше ощущают, что народу надо. На Западе, похоже, умеют тонко руководить всеми этими якобы спонтанными и стихийными процессами, направлять их в безопасную сторону…
У нас же в ту эпоху, о которой я пишу, никто и вопроса такого не ставил – что нужна какая-то жизненная игра, что-то яркое, новое, невиданное, приключение какое-то. А этого остро не хватало. Если возникало что-то – его на всякий случай (как бы чего не вышло!) душили. Система пуще всего боролась с любыми самыми микроскопическими проявлениями независимости от себя. Она немедленно душила всё, что создала не она, а это возникло само собой. Даже если это носит вовсе не подрывной и не политический характер – всё равно это подвергалось удушению. Я уже упоминала об облавах на йогов. Кому они мешали? Никому и ничему. Их вина была лишь в том, что они возникли сами по себе, а не были разработаны в неких бюрократических недрах и спущены в виде надлежащего циркуляра. Самое смешное, что при иной комбинации обстоятельств могло случиться и так, но тогда бы они никому ни нафиг не были бы нужны и йогу пришлось бы насаждать всей силой государственного аппарата. Потом были гонения на рок и самодеятельную песню. Зачем это было нужно? Зачем режим так по-дурацки подставлялся, плодя своих иронических недоброжелателей, вскоре ставших его могильщиками? Касательно рока, предполагаю, дело было так. Вероятно обратились к профессиональным музыкантам и те сказали: дрянь собачья этот рок. Дрянью он, собственно, и был. Ну и стали запрещать: пускай поют хорошие советские песни. Эти песни были в сто миллионов раз лучше всей этой подпольной муры, но – в муре был интерес, движуха была, а в творчестве Александры Пахмутовой, признанной и утверждённой от начальства – не было.
Точно так же надо было играть с интеллигентами. У тех, понятно, свои игры. Нельзя исключать, что в процессе игры они породили бы что-то интеллектуально ценное и в практическом отношении. Главное – не выпускать вожжи из рук. У, так сказать, общественного дискурса должен быть разумный, широко и масштабно мыслящий модератор. Тогда интеллигенция, помнится, увлекалась истинным марксизмом, в частности, ранними работами Маркса, тогда ещё идеалиста-гегельянца. Выходило вроде, что марксизм у нас неправильный. Экая беда! Ну и поговорили бы о том, что марксизм надо понимать расширительно, в соответствии в реалиями двадцатого века. Это ж сенсация бы была, движуха-то какая! А потом бы поговорили о нашем национальном своеобразии. Запустили бы моду на всё русское, исконое-пасконное, кокошники-пляски. Не сверху бы запустили, а как бы снизу. А потом бы плавно съехали вообще с марксизма. Всё это было возможно и даже не трудно, но, безусловно, во главе процесса должен был стоять широко мыслящий, достаточно эрудированный человек, с определённым идейным запасом. Чего, конечно, не было и близко. На идеологию, как мне кажется, «бросали» того, кто был наиболее никчёмен и ни для чего серьёзного, практического, хозяйственного был не пригоден. Я уже писала, что во главе стояли «хозяйственники» по психическому складу, а им всякая «философия» либо подозрительна, либо кажется пустопорожней дрянью и мутью. Соответственно, и нефизические потребности общества «хозяйственник» уловить не в силах, как «идеолог» не может наладить работу ЖЭКа.
Но всё это не было понято. В результате выросло поколение таких, как героиня «Апофигея» Надя. На этом поколении умер советский социализм. В высокой степени – от скуки.