January 22nd, 2013

К ВОПРОСУ О МАРКСИЗМЕ И СВОБОДЕ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

http://redfaq.ru/2013/01/17/k-voprosu-o-marksizme-i-svobode-v-sovremenny-h-usloviyah/

К ВОПРОСУ О МАРКСИЗМЕ И СВОБОДЕ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
Янв 17
Автор: Георгий Палеолог | Leave a Comment | Напечатать статью |
Статьёй Чем дополнить диамат: рефлексия и асимметрия развития. была открыта дискуссия о марксизме в современном мире. В рамках этой дискуссии автором предлагается данная статья. Статья — есть мнение автора, и как всякое мнение — есть суждение единичного человека. В рамках открытой дискуссии предполагается возвысить частные мнения до знания. Истинным ли окажется данное знание — покажет последующая практика.
Из-за ведущегося в обществе дискурса, постепенно перестаёт быть секретом, что современная российская буржуазия не является подлинными капиталистами. Искусственно реставрированный под чутким руководством Е.Т. Гайдара и А.Б. Чубайса «капитализм» ни сделал практически ничего для воспроизводства основного капитала с момента начала его возрождения в 90-е годы прошлого века. Напротив, накопленный за 70 лет Советской Власти (из них более 50 лет приходится непосредственно на коммунизм) капитал безжалостно эксплуатируется и разрушается, а амортизационные фонды уже в основном размещены в офшорных зонах. Свидетельством тому организованная клубом «Суть времени» блестящая выставка «20 лет без СССР». Хотя слово – блестящая, всё же, уместнее заключать в кавычки.
Что есть характер капиталиста, не отдельного капиталиста, а «капиталиста вообще»? Его характер – это способствование в меру своих сил постоянному возрастанию капитала. «Капиталист вообще» имеет своей целью получение прибыли. Более того, этот социальный организм – «капиталист вообще» хочет получить прибыль не только сегодня, он хочет её получать и завтра и послезавтра и вообще всегда, и как можно больше. Поэтому он, сам того не осознавая, становится заложником этой самой прибыли. Стремление к ней заставляет капиталиста постоянно умножать капитал, потому что капитал, а именно частная собственность на капитал, позволяет капиталисту быть распорядителем прибавочного продукта. Единственным источником прибавочного продукта является человеческий труд, соединённый в производстве. Именно это обстоятельство заставляет капиталиста постоянно расширять производство, постоянно множить основные фонды, для того чтобы иметь возможность в течение исторического времени получать прибыль.
Правда, из определения самого труда, который является процессом обмена веществ между человеком и природой, в результате которого вещество природы приспосабливается для процессов человеческой жизнедеятельности, можно заключить, что капитал возрастает в процессе обмена. Современные, ведущие экономические апологеты сам по себе обмен абсолютизируют, подменяя тем самым суть экономики, и утверждают, что капитал вообще возрастает в процессах обмена. Но уже не в обмене между природой и человеком, а между человеком и человеком – в рынке. Они забывают при этом, что капитал возрастает не в труде, а в производстве, которое есть не обмен, а присвоение предметов природы в рамках определённой формы общества и посредством неё. Конечно, они это делают сознательно, дабы исключить категорию «присвоения» из языка экономических понятий. Если утверждать, что капитал возрастает в процессе обмена, то неизбежно приходится делать вывод, что в самом акте обмена одна сторона является человеком, а другая природой, даже, если и представлена другим человеком, что уже ведёт к признанию факта неравенства людей в онтологическом смысле, на уровне бытия. Но мы с вами не будем так думать, мы, всё-таки, продолжим считать, что буржуазия, какая бы она ни была, не предполагает онтологическое человеческое неравенство. В конце концов, она же сама, эта буржуазия, открыто признала решения Нюрнбергского трибунала, осуждающие нацизм как безусловное зло, тем самым отвергнув онтологическое человеческое неравенство. (Хотя, текущие события, вроде «арабской весны», как-то заставляют предполагать, что не так уж и до конца фашизм отвергнут, вполне возможен его экспортный вариант).
Но, экспортирую фашизм, современная буржуазия забывает заветы своих отцов-основателей, которые не случайно организовали власть буржуазии посредством превращённой формы. Оставаясь по сущности диктатурой, буржуазная власть имеет форму парламентской республики, для того чтобы пролетариат ни на одно мгновение не сомневался в своей свободе, потому как лишь осознающему свою свободу человеку можно доверить сложные средства труда. Раба можно заставить работать кнутом, но заставить что-то производить посредством сложного механизма можно только свободного человека. Потому что, навязав этому свободному человеку, опять же превращённое понимание свободы, как «свободы от», этот самый человек не только будет работать с этим механизмом, но и сам этот механизм будет лелеять и неустанно будет заботиться о нём. Ибо человек свободен ото всего, у него ничего нет: у него есть рабочая сила и выданный в пользование механизм. Посредством этого механизма человек кормит себя и свою семью.
Тот капиталист, который это понимает и есть «капиталист вообще». Стремясь к перманентному получению прибыли, он вынужден совершенствовать производство, а постоянно конкурируя с другими подобными единичными «капиталистами вообще», он вынужден даже совершенствовать и сами сложные механизмы.
В России нет «капиталистов вообще», в России есть некто, кто хотят получить прибыль, хотят взять и получить. Забывая при этом, что «взять и получить» — это можно один раз, а чтобы брать перманентно, нужно иметь источник. А этим источником и является частная собственность на постоянно возрастающий капитал. Именно возрастание делает капитал капиталом, и именно возрастание делает легитимной диктатуру буржуазии. Но легитимной для общества, которому навязано превращённое понимание свободы. Пока это понимание навязано, пока пролетариат не знает – превращённая форма диктатуры буржуазии держится, а «если бы весь народ знал, капиталистический режим не продержался бы и 24 часа», — так писала в начале прошлого века Роза Люксембург. Превращённые формы, они на то и превращённые, что не могут существовать вечно.
Но и судить за это современную российскую буржуазию нельзя, она же вышла не из среды ремесленников и бывших феодалов, она выросла из бандитской среды и имеет бандитское сознание. Нет тут никакой тайны, чтобы ни говорили современные «социологи», а общественное сознание определяется общественным бытием. И никуда от этого не деться. Этот, открытый К. Марксом, общий закон нельзя отменить. Это закон объективного мира.
Равно как и другой, открытый Марксом, закон есть объективный закон. По мере развития производительных сил между этими самыми производительными силами и производственными отношениями накапливается противоречие. В конце концов, накопленный в противоречии потенциал сметает производственные отношения в результате социальной революции. А поскольку производственные отношения являются базисом, то коренному преобразованию подвергается уже и надстройка, меняется и государство, и социальные институты, и всё прочее, что составляет надстройку. От этого закона никуда не деться. Это тоже закон объективного мира.
И буржуазия его знает. Она одной из первых прочитала Капитал. Если раньше она ещё могла относиться к Марксу как к «чудаку», который что-то умное написал, однако сам жил на содержание своего друга – Ф.Энгельса, то после того, как великий практик В.И. Ленин уже показал, что Маркс не «чудак», а создал руководство к действию, благодаря которому погибель буржуазии актуализована. Эта самая буржуазия не просто перечитала Капитал, а заодно и рукописи 1844 года, но прочитала внимательно, с карандашом в руках, проштудировала. И никто сейчас не знает Капитала лучше буржуазии.
Буржуазия знает пролетариат, как своего могильщика. Напрасно думать, что буржуазия, узнав это, сложит руки, порвёт на груди одежды и сядет в горючих слезать осознавать свою безысходность. Существуя в виде отдельных людей, она имеет собственное сознание. А люди — это высокоорганизованная материя. Любой материи свойственно отражение – рефлексия. Рефлексия же сознания высокоорганизованной материи такова, что позволяет отразить не только другую материю, но даже отразить весь материальный мир, высказать такие идеи, что они, овладев массами, способны стать материальной силой.
И буржуазия реагирует, она рефлексирует. В конце семидесятых годов прошлого века она всячески пыталась навязать всем людям мира, что социальная революция – это плохо, что социальная революция – это кровопролитие. Надо сказать, что это сделать удалось. Даже руководители Советского Союза согласились, что революции это плохо. Даже представители Политбюро выражали мысли, что, дескать, хватит революций, всё, общество исчерпало лимит на революции. Это поразительно, но даже теперешние коммунисты, по крайней мере, называющие себя коммунистами как мантру повторяют заклинание: «Россия исчерпала лимит на революции». Как можно исчерпать лимит на революцию? Революция – это качественное преобразование, которое со вторым моментом – количественным ростом, образуют истинную категорию – Развитие. Исчерпать лимит на революцию – это значит исчерпать лимит на развитие. Как же могут коммунисты, уж точно знающие марксизм и логику Гегеля, так сказать? Абсурд? Нет, не абсурд: «Наша страна исчерпала лимит на революции и прочие потрясения.» Г.А. Зюганов, «Драма власти», М. 1993 г. Стр. 77. Вот так вот идеи и становятся материальной силой.
Это, конечно, очень странно. Но с середины 70-х годов прошлого века обществом овладела идея безреволюционного развития, ему даже придумали специальное название – устойчивое развитие. А для того, чтобы опорочить в глазах общества революции морями кровопролитий, буржуазия даже условно поддерживает одно из «левых» воззрений . Разве революция — это обязательно кровопролитие? Самая первая социальная революция — появление товарооборота не сопровождалась кровопролитием. Революция становится кровопролитием тогда, когда она произведена не вовремя. Но в левом движении есть пламенные сторонники перманентной революции. Они очень хорошо известны — это троцкисты. Носители троцкистских идей таковы, что они пытаются быть «левее» и коммунистичнее самого класса, интересы которого выражают. Их можно назвать «коммунистами»-антидиалектиками, потому что они абсолютизируют в развитии именно революцию, один качественный скачок. Забывая, что истинной категорией является диалектическое единство качественного и количественного моментов. Любая революция должна созреть, должна случиться в определённый момент времени, её должно определить само бытие, а не чьи-либо хотения. Надо сказать, что ультра-либералы, которые живут превращённой формой свободы, свято верят, что истинная свобода – это и есть «свобода от», как-то забывают, что поддержка троцкизма это не самоцель буржуазии, эта поддержка условная, временная. Но это их дело. Здравомыслящие люди знают об этой поддержке и не сильно удивляются, видя на «белоленточных» трибунах рядом с буржуазными ультра-либералами представителей и даже координаторов «Левого фронта». Истинные коммунисты троцкизм должны отвергать, и не только говорить ему «нет», но и выражать слова практикой.
Однако, буржуазия тщательно изучила марксизм, очень тщательно. Она знает, что идеи идеями, но сознание определяется бытием, в частности, общественное сознание определяется общественным бытием. Чтобы сделать невозможным возрождение и развитие идей необходимо уничтожить само то бытие, которое и определяет возникновение и развитие идей. Носителем идей дальнейшего развития общества в период до и после буржуазной формации является пролетариат, его бытие и есть то бытие, которое образует почву для подобного рода идей. Чтобы обеспечить себе будущее, чтобы не дать марксистской идее стать материальной силой, буржуазия должна всеми правдами и неправдами уничтожить само бытие пролетариата или заменить на какое-то другое, которое уже не будет бытием, порождающим идеи развития. А как можно изменить бытие? На первый взгляд кажется, что это дело невозможное. Нельзя же, скажем, подменить историю развития какого-то биологического вида. Биологического вида, действительно, нельзя. Потому что биологическое движение, оно хотя и есть движение очень высокоорганизованной материи, но всё же, есть движение материи, не способной к сложной рефлексии. А вот социальное движение материи, это движение такой материи, которая рефлексирует не только на другую материю, но, посредством своего сознания, способно отражать и всю материю целиком, в том числе и своё сознание, которое также есть свойство этой высокоорганизованной материи.
Правда, дело подмены бытия — сложное, но даже либералы знают, что такое рефлексия высокоорганизованной материи, что «нет ничего невозможного для человека с интеллектом, даже зайца можно научить курить». Буржуазия читала, изучала, штудировала не только Капитал, но и важнейшее произведение человеческой мысли — «Науку Логики» Гегеля. Она знает, что нет бытия, которое есть само по себе, любое бытие всегда есть со всей своей историей развития, текущее настоящее объекта бытия определяется всей предыдущей его историей. Чтобы изменить бытие высокоорганизованной материи надо предоставить ему для осознания, для рефлексии другую историю развития этого самого бытия. Тогда эта самая высокоорганизованная материя будет осознавать себя в других своих качествах, перестав быть тем бытием, в которое она на самом деле развилась. А как изменить историю? Нужно «купить» часть интеллигенции и заставить её сочинить новую, нужную историю. Посредством «средств массовой дезинформации» вдолбить в головы народа эту нужную историю, на основании вдолбленной истории, другой части интеллигенции поручить написать новые учебники, распространить их по школам и обучить по этим учебникам детей этого народа. Через два, три поколения бытие будет изменено, в это свято верит современная буржуазия, ведя непримиримую войну с историей.
Также буржуазией проштудированы и работы В.И. Ленина, без внимания не осталась и такая великая работа как «Великий почин», где написано:
«… только определенный класс, именно городские и вообще фабрично-заводские, промышленные рабочие, в состоянии руководить всей массой трудящихся и эксплуатируемых в борьбе за свержение ига капитала, в ходе самого свержения, в борьбе за удержание и укрепление победы, в деле созидания нового, социалистического, общественного строя, во всей борьбе за полное уничтожение классов.» В.И. Ленин, ПСС, том 39, «Великий Почин», стр. 14.
Что означают эти слова В.И. Ленина? Они означают, что класс пролетариата не един, в нём есть и люмпенизированные слои, но есть и такие, сам опыт труда которых наделяет их такой ответственностью, что её уровень возрастает, и, наконец, становится таким, что эта часть рабочих переходит в состояние возможности руководить всей массой трудящихся. А почему в процессе труда возрастает ответственность? Потому что рабочие в своей деятельности преобразуют в продукты труда такую материю, которая способна только к простой рефлексии. Если вы токарь и не правильно укрепите заготовку детали в станке, эта самая заготовка лишит вас глаза; если вы крановщик, ошибётесь и не удержите стрелой своего крана подвешенный груз, он соскочит и может убить грузчиков – тут поневоле станешь ответственным. Ответственность – это приобретённое в практике деятельности свойство человека и оно наиболее характерно именно пролетариату или тем людям, которые преобразуют мир, не способный к сложной рефлексии. А вот люди, деятельность которых направлена на преобразование человека, а особенно сознания человека, им ответственность характерна в гораздо меньшей степени. И во множестве показательны ужасные примеры этого, особенно, примеры, так называемого креативного класса. Они ужасны и показательны: блоггер Адагамов, «креакл» А.Кабанов. Но нельзя считать, что все пролетарии ответственны или все интеллигенты безответственны. Мир, его объекты, его субъекты следует мыслить диалектически, ни в коем случае не абсолютизируя отдельные моменты. Ответственность именно свойство всеобщего — тенденция.
Буржуазия это знает, она ставит своей задачей прекратить развитие ответственности пролетариата, оставить её только на приемлемом для себя уровне. Владея всеми средствами информации, она очень искусно нашла им применение в качестве средств манипулирования сознанием. И у нас и на Западе по телевидению самым обширным тиражом выходят бесконечные передачи типа «Кривого зеркала», «Поля чудес», «Слабое звено» — не счесть их числом. Блеском развлечений, в качестве образцов для подражания, молодёжи подсовываются модные «певцы» и «певички». Той же организацией «Суть времени» было проведено исследование детских рисунков, на предмет того, как дети видят своё будущее. Так вот, лишь единицы хотят быть похожими на Юрия Гагарина, а подавляющее большинство детей видит своё будущее в блеске софитов или рядом с розовыми машинами-кабриолетами. Если кто не верит – почитайте номер газеты «Суть времени» от 7 ноября 2012 года.
Вот так задумаешься и, вслед за Ф. Фукуямой, придёшь к осознанию наступающего полного конца истории. Как-то всё мрачно и безысходно и нет никакой возможности жить уже человеку. Так ли всё мрачно? Времена, действительно, настали страшные. Но не только же буржуазия читает и штудирует «Логику Гегеля» или Капитал Маркса. В конце концов, есть ещё люди, которые способны впитать в себя все достижения человечества.
В самом конце «Науки Логики» описано, как появляется абсолютная идея, того исторического момента, с которого, по Марксу, только лишь и начинается подлинная история человеческого развития. Человек создал науку не как средство лишь постижения мира, но как его изменения. Соединение в абсолютную идею (идею истины) двух идей: идеи постижения мира, диалектической идеи и практической идеи, идеи добра, открывает начало истинной человеческой истории. Развивающийся Человек преодолевает превращённую форму свободы — «свободу от». Всякая необходимость прекращает довлеть над Человеком. Человек подлинной истории становится творцом, преобразователем мира. Для него реально перестаёт существовать категория «невозможного». Для Человека свобода приобретает истинный смысл: «Свобода – это не только познанная необходимость, но и необходимость, преодоленная в акте познания» С.Кургинян, «Исав и Иаков» т.1, ч. 2.
О чём же теперь следует думать, какие мысли обдумывать?
Во-первых, надо помнить, что не всякая мысль есть идея, а лишь та, что подразумевает ответ на вопрос: что делать.
Во-вторых, не следует забывать, что тщательно изучая диалектику, буржуазия отрывает одни моменты истины и возводит их в абсолют. Считая, что интеллигенцию можно купить для написания новой истории, она забывает, что не вся интеллигенция продажна. Всегда есть и будет такая интеллигенция, которая изучает и хранит подлинную историю народа.
В-третьих, даже люмпенизируя определённую часть пролетариата, буржуазия не может люмпенизировать весь пролетариат. Вводя полную автоматизацию производства и превращая пролетария в регламентированный автомат, она не может закрыть дорогу к знаниям той части пролетариата, которая программирует сложные механизмы и станки. Законы неумолимы, если пролетариат начала и середины 20 века не был классом, способным к рефлексии, то нелюмпенизированная часть нового пролетариата уже к ней способна. Этот новый класс, класс когнитариата, уже способен ответить на рефлексию буржуазии, своей рефлексией. Опять же абсолютизируя возможность люмпенизации пролетариата, буржуазия забывает, что не весь класс можно развратить манипуляцией. Рабочий класс, даже в очень трудных сегодняшних условиях ведёт свою борьбу и добивается результатов. Настоящий пролетариат, пройдя сквозь испытание манипуляциями сознанием, постепенно овладеет способностью к сложной рефлексии и превращается в когнитариат.
И в-четвёртых, объединившись, не продавшаяся интеллигенция и нелюмпенизированный, новый пролетариат (когнитариат) как раз и смогут стать тем общественным стратом, которому суждено стать историческим субъектом, тем, кто снимет отношения собственности.
Таким образом, если, конечно, буржуазия не доведёт общество до полного уничтожения, открытые Марксом законы объективны. Но, опять же объективны в том смысле, что относятся ко всеобщему. Задачей нового субъекта является актуализировать их в действительности.
PS: Сделаю небольшое замечание. Из рефлексии буржуазии, из вызванных этой рефлексией действий совершенно ясно видно, кто же есть такие люди, обозвавшие себя в конце 2011 года креативным классом, или более модным словом «краклами». Это как раз и есть часть интеллигенции, которая за скромные и нескромные подачки буржуазии сочиняет новую историю для народа, создаёт телевизионные передачи типа «Дом [любая цифра]«, легко производит новые понятия, типа «стрелки осциллографа» или «циферблата песочных часов». Такие люди за слова не отвечают. Именно «оселком» ответственности можно отделить представителя креативного класса, от представителя класса когнитариев.

РАЗВАЛ СССР. ЧАСТЬ III. СОВЕТЫ.

http://redfaq.ru/2012/11/14/razval-sssr-chast-iii-sovety/

РАЗВАЛ СССР. ЧАСТЬ III. СОВЕТЫ.
Ноя 14
Автор: Георгий Палеолог | 4 Comments | Напечатать статью |
После опубликования нескольких статей на данном сайте, в комментариях, а также в личном общении между автором и надёлёнными качеством мышления людьми случились несколько дискуссий. Поскольку автор не рассматривает комментарии к статьям как получение ответов на важнейшие вопросы, но убеждён в том, что возникающее новое есть не просто отрицание, а отрицание содержанием, он счёл для себя необходимым содержанием новой статьи выразить в понятиях ответы, что были порождены заданными вопросами.
Для дальнейшего исследования необходимо заинтересованным читателям ознакомиться со следующими статьями:
Развал СССР. Часть I. XXII съезд КПСС.
Развал СССР. Часть II. Экономические реформы 1965 года.
Ещё раз напомню, что основной вопрос, который интересует автора – это изучить настоящее состояние как всю его историю, собственно, определяющую это текущее состояние настоящего. По пути же исследования, постараться также проанализировать ошибки прошлого, в надежде на получение опыта, который позволит избежать этих (или аналогичных) ошибок в будущем.
Итак, первое. Одним из основных противоречий Советского Государства было противоречие между трудящимися и номенклатурными работниками. Между созидателями базиса и теми, кто волей судеб, оказались распределителями этого базиса. Что явилось источником этого противоречия? Почему распорядители базиса – элита общества – оказались антагонистами его создателям? Для ответа на этот вопрос необходимо проанализировать форму и сущность возникшей в 1917 году власти.
Советы.
Вначале нужно сделать одно важнейшее замечание. Дело в том, что теория, в соответствии с которой был произведён первый опыт построения новой державы, не была в точности той, которую развили основатели. Если К.Маркс и Ф.Энгельс совершенно однозначно утверждали, что постепенное количественное изменение производительных сил обязательно приведёт к качественному изменению самой надстройки – производственных отношений. Дело это не сиюминутное. Вначале угнетённый класс осознаёт своё положение, потом начинает вести борьбу. Создаются массовые организации рабочего класса – профсоюзы, которые затем, овладевая теорией, превращаются в политическую партию рабочего класса – затем политическая партия утверждает в масштабах державы свою диктатуру – диктатуру пролетариата.
В России случилось несколько иначе. Вначале была изменена надстройка, которая стала выражать диктатуру пролетариата, а уж после – созданная надстройка, должна была привести экономический базис в соответствие с самой собой. Это гегелевское снятие – отрицание с удержанием. Одновременно удерживается всё положительное и тут же отрицается всё отрицательное.
Такое развитие теории Маркса сделал В.И. Ленин, который добавил к одному, описанному моменту аффирмативного бытия коммунистической формации второй его момент, сделав теорию полной в соответствии с логикой Гегеля.
Здесь необходимо сделать утверждение, которое, в данном случае, автор оставит без доказательств, сославшись на знания читателей. Утверждение следующее: Любая власть, какая бы она ни была, есть по сути своей — диктатура. Именно диктатура одной части общества по отношению к другой её части (или нескольким частям). Если читатели хотят узнать обоснования данного утверждения – они могут их найти во множестве произведений человеческой мысли: от Платона, до Маркса.
Диктатура присутствует всегда, пока существует государство, причём само государство это есть реализация диктатуры именно одного класса (господствующего). Формы этой диктатуры могут быть любыми. Это могут быть и рабовладельческая демократия, феодальная монархия, парламентская республика, прямая тирания буржуазии – фашизм и т.д.
Свою форму должна иметь и диктатура пролетариата. Что же это такая за форма? Давайте немного помыслим над этим вопросом…
Итак.
Раз это диктатура рабочих, то именно рабочие должны принимать непосредственное участие в государственном управлении. А кто такой есть рабочий? Рабочий это такой человек, который, во-первых, очевидно – трудящийся, а, во-вторых, лично не стяжает право распоряжения прибавочным продуктом. Собственно, диктатура пролетариата – это и есть обоснованное право рабочих распоряжаться прибавочным продуктом, но не личное, а коллективное, в виду того, что труд разделён: один рабочий не создаёт потребительский предмет полностью, в его создании принимает участие очень большое число людей. Поэтому и право распоряжения становится не личным (частным), но коллективным. Таким образом, для осуществления диктатуры пролетариата необходим какой-то коллективный орган, состоящий из рабочих, поскольку именно рабочие должны стяжать право распределения. Этот орган должен состоять из наделённых правом людей, которые не были бы оторваны от производства, поскольку необходимо должны оставаться рабочими. Наделение правом – это достаточно известный процесс делегирования, который уже существует в капитализме: через выборы, нужно найти лучших представителей, которые, будучи лучшими, в самом лучшем виде будут использовать делегированное право. (Прошу прощения, за неуместную тавтологию, которую счёл необходимым оставить для простоты объяснения).
Надо заметить, что буржуазия нашла очень эффективный способ осуществлять свою диктатуру в форме парламентской демократии. Парламентская демократия использует принцип выборов от территориальных округов, на которых процесс отбора кандидатов «лучший» — «худший» осуществляется по классификации депутатов по их собственным словам – по обещаниям, которые эти кандидаты щедро раздают избирателям. Избиратели ничего не знают о кандидате, кроме его слов, или слов некоторого авторитетного человека, поддержавшего данного кандидата. А что такое авторитет? Очевидно, что авторитет – это некоторая репутация, созданная не посредством обещаний, а посредством прошлых дел, в которых избиратели могут удостовериться. Человек вообще склонен судить не по словам, а именно по делам. Из-за невозможности сделать это на территориальных округах, очень часто случается ситуация отрицательного отбора, когда избиратели голосуют за заведомо неприемлемого кандидата, но о делах которого знают, в надежде на то, что он уж точно не станет хуже своих прошлых дел. Все удивляются: отчего у нас всегда «Единая Россия» есть партия власти, а она потому и такова, что народ голосует не за лучшего, а за то, что лишь бы не хуже.
Возникает вопрос, почему именно территориальный принцип выборов есть характер буржуазной демократии. Вопрос важный и на него нужно ответить. Принцип этот вовсе не характер (то, что противится изменениям системы), он действует до поры до времени, пока он достаточен. Чтобы давать обещания – надо, тем не менее, время от времени их выполнять (или, хотя бы потом, в средствах массовой информации разъяснять их невыполнимость), в противном случае победа кандидата будет единственной, только на один срок. Чтобы обещать и выполнять – нужны ресурсы, а право распоряжения ресурсами – это признанное обществом право на весь присвоенный прошлый труд через владение средствами производства. Пока общество признаёт это право – буржуазия очень охотно использует парламентские выборы, но когда этого уже недостаточно, буржуазия идёт на установление прямой тирании – на фашизм. Но вернёмся к диктатуре пролетариата…
Итак, коллективный орган должен состоять из рабочих, но будучи рабочими, они не оторваны от производства, а участвуют в работе органа лишь некоторую часть своего времени. В течение этого времени они непосредственно управляют: и своим государством, и своей производственной общиной. Они могут даже использовать некоторый менеджмент, которому будут жаловать определённую долю продукта. Этот менеджмент не будет принимать решения, но будет исполнять решения, принятые коллективным рабочим органом.
Таким образом – выборы должны производиться в тот промежуток времени, когда человек является рабочим, не в период досуга, но в тот период, когда рабочая функция есть содержание данного человека. А эта функция является содержанием человека, когда он находится в процессе труда, объединённый с другими такими же трудовым коллективом. То есть, формирование коллективного органа должно производиться функциональным объединением людей, делающих этих людей рабочими, а именно в трудовом коллективе.
Форма нами теоретически найдена. Более того, она существовала на практике. В 1905 году она была открыта рабочими нашей страны — пролетариатом фабрик города Иваново-Вознесенска. Имея глубокие корни в народной среде, такая форма власти сложилась стихийно — первые Советы сформировались из стачечных комитетов. Именно Советы Рабочих Депутатов, возникшие самопроизвольно, но в соответствии с логикой самых общих законов развития общества, явились организационной формой власти, сущность которой есть Диктатура Пролетариата. Помимо непосредственного управления, Советы решили ещё очень важную задачу: появилась возможность элитного отбора – избранник, не отвечающий своему званию, в любой момент времени мог быть отозван из органа управления. В самом деле: трудовой коллектив – это постоянно действующая организация, обусловленная непрерывностью производства, также трудовой коллектив — это не разобщённая масса населения территориального округа, а сплочённое и деятельное сообщество людей, осознающих свои коренные интересы. В таком сообществе каждый день есть возможность собрать рабочую конференцию и делегировать какого-то кандидата в орган власти, или же напротив — отозвать некачественного депутата из такого органа. Дополнительной важной характеристикой является классификация кандидатов не по обещаниям, а именно по делам, поскольку в трудовом коллективе все знают, как тот или иной кандидат участвует в производственном процессе и даже, каков его уровень политической сознательности.
Итак, мы разъяснили, что форма диктатуры пролетариата – это Советы Рабочих Депутатов. И это действительно, из существующих, высшая форма демократии. (В последующем, мы будем употреблять устоявшийся термин «демократия» для обозначения подлинного народовластия, вместо правильного — «полития». Под народом, в данном случае, также следует понимать совокупность трудящихся, то есть тех, кто участвует в общественном воспроизводстве и непосредственном производстве). Классифиция депутатов происходит по делам (или по плодам деятельности), а также в любой момент есть возможность отозвать избранника, плохо справляющегося со своими обязанностями. Буржуазный парламент (и вообще любой территориальный) устроен так, что людей собирают один раз — в момент выборов. Собрать же их для отзыва уже невозможно, но даже если и возможно, но практически неосуществимо — поскольку само выборное объединение в парламентской республике ресурсно-затратный процесс. Избранный депутат, или парламентская партия, действуют весь срок полномочий — добиваясь, зачастую, не наказов избирателей, а реализации своих интересов. Это видно на примере работы действующих ветвей российской власти: каждый год государственно-капиталистическими корпорациями обосновывается необходимость повышения монопольных тарифов, государственный парламент принимает закон о повышении этих тарифов, но не запрошенную ставку, а несколько ниже, мотивируя это заботой о населении; далее, утверждающий закон Президент, несколько ещё снизит ставку, поскольку сам есть гарант чаяний о народе. В итоге тариф повышается не на 30%, а «всего» на 15%. Хотя очень удивительно: с чего бы это, при постоянном росте производительности труда, должны расти тарифы… Иногда правительство проговаривается: это, дескать, нужно для того, чтобы нас как страну пустили в ВТО — а нужно ли в таком случае такое ВТО, может быть вначале минимальный размер оплаты труда установить в соответствии с прожиточным минимумом. Правда, тут удивляться нечему: в условиях господства идеологии перерождённого в бандитский класс буржуазии, любая территориальная выбранная власть будет выражать эту идеологию.
Однако мы опять отвлеклись — вернёмся к Советсткой власти. Есть ли недостатки у данной формы? Конечно есть, ибо нет ничего живого, лишённого недостатков. Первым и очевидным недостатком является то, что совершенно не факт, что тот рабочий, который лучше всех трудится – будет и лучшим руководителем. Но этот недостаток снимается возможностью отзыва. Вторым, неявным недостатком, является форма Советов, действующая в условиях нанятого рабочими исполнительного менеджмента (номенклатурных работников). Дело в том, что номенклатурный управленец может пойти на сговор с некоторой частью рабочих, обещав им, например, премию, для того, чтобы именно представителя номенклатуры выдвинули в коллективный орган. Этот более тонкий недостаток, выражает глубинное противоречие, изученное философией как противоречие между единичным и всеобщим. Надо сказать, что человеческая мысль не выработала и по сегодняшний день общих рецептов снятия этого противоречия. Однако в конкретных условиях этот недостаток снимается тем, что выбирающие трудовые коллективы должны быть не очень маленькими – для того, чтобы заговор сделать невозможным, однако и не очень большими, чтобы осталась возможность классифицировать по делам. В очень большом коллективе невозможно знать о каждом работнике информацию, позволяющую делать выбор основываясь на знании о делах, а не на рассказах о работнике.
Тем не менее, будучи не свободной от недостатков формой власти, Советская Республика на сегодняшний день является высшей демократической формой государственного устройства.
С установления диктатуры пролетариата в 1917 году – Советы существовали в СССР. Справедливости ради надо отметить, что с самого начала формирования были допущены серьёзные отклонения от принципов. Например, такой товарищ, как Л. Д. Троцкий, никогда не работавший в трудовом коллективе, сразу по возвращении из эмиграции в середине 1917 года, оказался не просто в Петроградском совете, но в высших руководящих органах последнего. И не только Лев Давидович, но и политически выдержанный товарищ В. М. Молотов оказался каким-то образом в Советах рабочих. Однако, при всех отклонениях, лучшие рабочие всё же могли попадать в органы своей диктатуры. А вот с принятием конституции 1936 года был снова возрождён принцип отбора депутатов в территориальных округах, который снова возродил в СССР парламентаризм. Советская власть оказалась советской только в лозунгах. Почему так поступили, в данном исследовании не важно. Быть может, партийные работники плохо усвоили рекомендации В.И. Ленина, или же имели какие-то иные доводы – сейчас сказать сложно. Однако автор оставляет за собой право думать немного иначе, дело в том, что для СССР (и для сегодняшней России) одним из важнейших – является вопрос национальный. Сталинская конституция проникнута логикой снятия этого вопроса, необходимо было дать возможность свободного развития представителю любой национальности. Возможно, это и является определяющим в отказе от принципа формирования Советов от трудовых коллективов. Эти замечания пока оставим, исследованию национального вопроса и его противоречий, приведших непосредственно к распаду Родины, будут посвящены следующие статьи данной серии.
Что же случилось потом…
Поскольку Советский Союз начался с создания «идеального», а именно с первоначального установления диктатуры пролетариата и последующего приведения экономического базиса в соответствии с этой «идеальной» надстройкой, то существование СССР было обусловлено именно этим процессом становления материальных сил в соответствии с новым, идеальным устройством господствующих отношений.
Пока существовали носители таких идей – СССР был жив. По ликвидации принципа отбора от трудового коллектива, кооптироваться в элиту стали не выбранные лучшие рабочие, а, в основном, представители номенклатуры – как умеющие хорошо обещать и показавшие личную преданность представителям элиты более высокого уровня, отозвать же депутата стало невозможно, управленец мог быть изгнан из элиты, только, если более высокие представители элиты ещё сохраняли «идеальность». Более того, сам по себе процесс элитной кооптации не свободен от ошибок – неизбежно будет случаться, что отбор сможет пройти какая-то небольшая часть повреждённых элементов (невозможно владеть принимающему решение всей полнотой информации). Отбор в элиту также должен быть постоянным, хотя бы потому, что представители не могут существовать вечно — они же смертные люди.
Поскольку процесс выбытия элементов из элиты идёт постоянно, то в условиях становления, когда материальный базис создаётся в соответствии с идеальной составляющей, выбытие элитных элементов определяется отрицательной обратной связью — первыми элиту покидают лучшие, идеальные элементы. В самом деле, первыми в атаку идут лучшие идейные коммунисты, а значит, их первых и убивают. Первыми зарабатывают инфаркт, в процессе организации предприятий, опять же лучшие идейные представители, как работающие на износ. Повреждённых элитных элементов постоянно становится всё больше. В какой-то момент случается так, что эти повреждённые элементы уже начинают принимать решение о пополнении элиты новыми элементами. Тут начинает проявляться ещё и третий процесс ухудшения: повреждённые элитные элементы кооптируют в элиту не лучших себя: они действуют по принципу — лучше хуже меня, но ни в коем случае не лучше. Осознавая, даже интуитивно, свою повреждённость — такие элитные элементы рефлексируют в ней, думают, что остальные кооптирующиеся таковы же, и их главная задача будет сместить (подсидеть) более высокопоставленный элитный элемент.
Здесь уместно ответить на вопрос: откуда же вообще берутся идейно повреждённые элементы? Знакомому с логикой Гегеля — ответ очевиден. Идёт процесс становления, снимаются противоречия между «старым» экономическим базисом и «новой», идеальной надстройкой. Старое в базисе ещё не «успокоено», не снято, это старое будет постоянно «прорастать» в идеальное, заставляя людей сомневаться в чистоте новых идей. Порождая в родившихся людях, уже лично не помнящих об идейном отборе революции, «старую идеальность», свойственную бывшему в возникающем новом базисе.
В случаях идейной составляющей государственного строительства определяющим становится Дух. Оговорюсь сразу, дабы избежать споров с ортодоксальными материалистами — автор не считает «Дух» чем-то самостоятельно сущим, его характеристики проявляются только лишь как трансцендентальные составляющие, определяющиеся сами по себе реальным, имманентным содержанием субъекта. (Поскольку других слов для обозначения свойств рефлексирующих субъектов пока не выдумали — будем использовать имеющиеся).
Первые наши руководители, прошедшие отбор революционной борьбы, были стяжателями этого Духа – это были люди типа И.В. Сталина. Последующая же элита содержала всё большее количество повреждённых элементов, таких как М.С. Горбачёв и А.Н. Яковлев.
По моему глубокому убеждению – отказ от формирования Советов от трудовых коллективов в 1936 году и породил ту номенклатурную элиту, которая и стала определять основное противоречие социалистического строя. По мере возможных сил (и даже по мере невозможных для простого человека) Сталин боролся с загрязнением элиты повреждёнными элементами, но Сталин человек, а потому не вечен…
Условия для перерождения советской государственной элиты были заложены, можно сказать, при самом возникновении этого государства. В настоящей статье был рассмотрен вопрос о причинах перерождения. Но, как вы уже заметили, совершенно не касались такого вопроса: почему же стало возможным так легко изменить форму государственной власти. Кстати, также относительно легко оказалось ликвидировать саму сущность власти: в 1961 году, на двадцать втором съезде, была отменена и диктатура пролетариата. Причём делегаты проголосовали за отмену единогласно. Как такое вообще возможно? Это один из самых важных вопросов. Он затрагивает понятия, которые вообще не рассматривались в советской науке. Сейчас мы понимаем, что государство это сила, посредством которой осуществляется управление обществом. Но что же является силой, посредством которой осуществляется управление самим государством? Вопрос настолько важный, что ему будет посвящена отдельная статья, выходящая за рамки серии статей о распаде СССР. Попутно необходимо также ответить на вопрос: а возможна ли такая система власти, где будет действовать не отрицательная обратная связь, а положительная, когда в процессе реализации власти — властную элиту будут первыми покидать повреждённые элементы и не будут постепенно накапливаться в элите. Оказывается и такое возможно, но это уже в следующей статье. Забегая вперёд, мы с вами разберёмся, что есть партия и как она управляет государством, и вообще впервые встретим рекуррентные соотношения и разберёмся когда нужно рефлексировать против, а когда за…
(В статье использованы материалы книги: Попов М. В. и др. «Уроки и перспективы социализма в России», 1997 г.)

КРИЗИС КАПИТАЛИЗМА В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ.

http://redfaq.ru/2012/08/27/krizis-kapitalizma-v-sovremennom-mire-teoriya-m-hazina-o-grigor-eva-a-kobyakova/

КРИЗИС КАПИТАЛИЗМА В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ.
Авг 27
Автор: Алёна Алексеева | Leave a Comment | Напечатать статью |

Если какое-то время назад некоторые «просвещённые» либеральные экономисты ещё пытались не замечать наличие мирового экономического кризиса, делая хорошую мину при плохой игре, то сегодня таких сумасшедших почти не осталось, игнорировать наличие кризиса стало уже невозможно. Однако, когда дело доходит до объяснения его причин и путей развития возникают явные сложности и разногласия. Вместе с тем, теория кризиса была разработана российскими экономистами М.Л.Хазиным, О.В.Григорьевым, А.Б.Кобяковым еще в 1997-2001 гг. По итогам, в 2003 году была выпущена книга «Закат империи доллара и конец Pax Americana» (А.Кобяков, М.Хазин).
Данная теория основывается на двух основных положениях.
Первое из них было тщательно разработано ещё политэкономией XIX века и состоит в том, что продукт труда распределяется между двумя факторами производства – трудом и капиталом, неравномерно. Капиталист, в соответствии с базовыми принципами капитализма, воспринимает продукт труда как свою частную собственность и владельцы труда не получают за него необходимое возмещение, зато капиталист получает всё возрастающую прибыль. Из этого следует, что неотделимой проблемой капитализма является постоянное ускоренное приращение капитала. Таким образом, рост спроса, неизбежно отстает от роста капитала, что приводит к снижению эффективности последнего. Это вызвано тем, что уменьшение объема прироста спроса по отношению к приросту капитала ведёт к уменьшению объёма прибыли на каждую единицу новых вложений.
Решение этой важной проблемы капитализма в истории развития мировой экономики осуществлялось несколькими способами. Первый возник в период классического капитализма, когда регулярно происходили кризисы перепроизводства, которые обеспечивали перераспределение активов и «сжигание» избыточного капитала. Но? по мере развития мировой экономики, кризисы становились всё сильнее, так что нужно было искать какой-то иной выход.
И такой выход был найден, им стал вывоз капитала на ещё неосвоенные территории, такая политика получила в конце 19 века название политики империализма. В результате возникла острая конкуренция между лидирующими странами за рынки вывоза капитала и за рынки сбыта товаров. Что, по мнению, М.Хазина, привело к Первой, а потом и Второй мировым войнам. Возникновение социалистической системы поставило под угрозу само существование капиталистического проекта и поэтому он был вынужден укреплять свои позиции. В результате, в 1944 году в рамках Бреттон-Вудских соглашений, были созданы структуры, регулирующие процесс вывоза капитала (ГАТТ, ныне ВТО, МВФ, Мировой банк).
Второе фундаментальное основание рассматриваемой теории кризиса – это концепция научно-технического прогресса (НТП) и роль мирового разделения труда в этой модели. Согласно ей, развитие научно-технического прогресса неминуемо сопровождается углублением разделения труда, что приводит к повышению эффективности производства и, как следствие, потребности в постоянном расширении рынков сбыта товаров. Соответственно, каждая страна, развиваясь в русле научно-технического прогресса, стремилась к увеличению, контролируемых ею рынков. Что приводило к постоянному уменьшению технологически независимых (то есть, имеющих возможность самостоятельно развивать полный спектр технологического производства) государств в мире. К началу 20 века их осталось всего пять — Великобритания, Франция, Германия, Австро-Венгрия и Российская империя, в середине 20 века и вовсе уже было только два реально независимых государства – США и СССР. Важно заметить, что хотя политическое и социальное устройство США и СССР было различно, модель развития НТП в них была одинаковая. И та, и другая страна опирались на необходимость окупить очередной виток НТП за счет расширения рынков сбыта. В США окупаемость достигалась за счёт нагрузки на потребителей, а в СССР за счёт средств общественных фондов потреблния (общественные фонды потребления — это часть фонда потребления национального дохода, идущая на удовлетворение потребностей членов социалистического общества сверх фонда оплаты по труду, служащая для выравнивания социально-экономического положения членов общества).
Но, по мере развития науки и техники, два мировых лидера уже к последней четверти 20 века столкнулись с проблемами финансирования следующего этапа научно-технического прогресса. И в 70-х годах прошлого века капиталистическую систему накрыл общесистемный кризис. Во-первых, к этому времени вновь возникла проблема утилизации избыточного капитала в связи с исчерпанием регионов для вывоза капитала. Во-вторых, прекращение роста рынков сбыта резко усложнило процессы развития НТП. В 1971 году США объявили дефолт по доллару, отвязав его от золота, а 1973 году начался нефтяной кризис. Важнейшей чертой этого кризиса в рамках капитализма было одновременное наличие депрессии (то есть, падения производства) и высокой инфляции (стагфляции), сочетание, которых никак не могло быть в рамках классической капиталистической экономики. Связано это было с тем, что США обязаны были продолжать гонку НТП с социалистической системой и любой ценой финансировать инновационные процессы.
Важно заметить, что в СССР проходили аналогичные по содержанию процессы (получившие позднее наименование «застоя»), причем выход из положения обе стороны должны были искать именно в рамках решения задачи повышения эффективности капитала, обеспечивающего следующую стадию развития НТП. В СССР соответствующая задача так и не была решена, что, в том числе и привело, по мнению М. Хазина, к гибели СССР.
США же нашли оригинальный выход из положения они стали увеличивать денежную накачку экономики за счет эмиссионных долларов и направить не на поддержку капитала, а на прямое стимулирование конечного спроса. То есть, если невозможно расширить рынки сбыта, то было решено увеличить эффективность потребления каждого участника доступных рынков. Эта политика получила название «рейганомики», которая и ознаменовала переход капитализма на третью, после классической и империалистической, стадию «финансового» капитализма.
Была решена задача сокращения инфляции в секторе потребления. Инфляцию побороли за счет уникального в истории повышения стоимости кредита. Учетную ставку подняли почти до 20%. С начала 80-х ставка, постепенно опускаясь, денежная политика смягчалась, что стимулировало предложение кредита. При этом избыточную ликвидность стали «утилизировать» за счет раздувания финансовых пузырей, то есть резкого увеличения доли финансовых активов, в общем их объеме. Кроме того, дополнительные средства на раскрутку НТП США получили в 90-е годы за счёт освоения рынков бывшего СССР, что было, кстати, последним ресурсом расширения технологического центра – США, который распространил своё влияние уже на весь мир.
Таким образом, задачи стоящие перед капитализмом на тот момент были решены. Разумеется, в долгосрочной перспективе проблемы только увеличивались. Интересно, что если бы ресурсы, выкачанные с территории бывшего СССР, были бы направлены на погашение созданных долгов, то вполне возможно, что негативные последствия были бы компенсированы. Но, учитывая значительную роль крупнейших банков в государственной политике США и невероятно привлекательную идею получения доходов от эмиссии, отказаться от действующей модели не хватило сил.
Важнейшим следствием появления «рейганомики» стало то, что на протяжении нескольких десятилетий американская экономика существовала в условиях постоянно увеличивающегося эмиссионного стимулирования потребительского спроса, который породил систему производства запрашиваемых потребителем товаров и услуг. Как следствие, в экономике США возник «нарост» в виде «новой» экономики (то есть отраслей, в основном, связанных с информационными технологиями), составляющий как минимум 25%, который существует лишь постольку, поскольку существует эмиссионный по происхождению поток денег на ее поддержание.
Сегодня раздувание финансового сектора, обслуживающего «новую» экономику, рост долгов привели к такому увеличению структурных диспропорций в экономике, что она уже не в состоянии выдержать. Есть серьезные основания считать, что в американской экономике давно начался спад. Показательным является резкий рост инфляции. Реальные её цифры (а не манипулятивные) составят на конец года как минимум 15%. Такая ситуация автоматически сокращает реальное потребление в США, как минимум на те же 15% и приводит к падению ВВП (около 10%). Такое падение будет продолжаться до тех пор, пока не отомрёт «избыточная» часть американской экономики, т. е. пока темпы эмиссии превышают темпы роста американской экономики.
Таким образом, мы приходим к выводу, о том, что падение совокупного спроса и в случае продолжения эмиссионной политики, и в случае отказа от неё неизбежно будет продолжаться. При этом масштаб структурного падения экономики составит как минимум 25% от нынешнего ВВП США (это уже масштаб «Великой» депрессии), а далее последует депрессионное падение, объем которого можно оценить по опыту США 30-х годов и России начала 90-х. Он составит 30-40% от ВВП, правда, уже уменьшенного. В такой ситуации, фундамент западного общества – средний класс, просто не может сохраниться, поскольку его существование было возможным только в условиях экономического роста. Исчезновение среднего класса предопределяет и печальную участь хвалёной западной демократии, так как, именно средний класс был её «заказчиком». В итоге, можно сделать вывод, что кризис капиталистического общества, основанного на НТП, неизбежен, так как наращивать спрос далее не возможно, а модель НТП работает только в условиях его увеличения.
Теоретически, наличие глобального кризиса надо признать и начать обсуждать возможные выходы из ситуации. Но это сделать очень сложно по политическим и идеологическим причинам. Во-первых, открытое заявление о кризисе тут же поставит под угрозу само существование нынешней политической элиты Запада, так как, политические деятели, сделавшие свою карьеру на либеральных лозунгах просто не могут теперь признать их ошибочность. Во-вторых, современная западная либеральная идеология совершенно беспомощна перед фактом исчерпанности капиталистической модели, так как базируется на положении о бесконечности капитализма, в пику идее о его конечности в марксизме. Следовательно, если в рамках западной идеологии выхода из тупика нет, то встаёт вопрос о создании новой парадигмы развития общества, нового языка описания мира. И, как только, прессинг либеральных идей, поддержанный всей государственной машиной капиталистических стран, начнет давать сбои, неизбежно наступит мощнейший ренессанс и переосмысление коммунистических идей! И этот момент не за горами. Хотя не очевидно, что это будет единственный комплекс новых идей. По мнению М. Хазина, вполне возможно, в условиях надвигающегося хаоса, развитие неонационалистической (фашисткой) идеологии или возникновение жёстких религиозных диктатур.

К вопросу партийного строительства

Оригинал взят у viacheslav_sn в К вопросу партийного строительства

Стало заметно, что люди проявляют интерес к нашей инициативе по созданию Партии трудящихся России. Задают вопросы: на какой стадии партстроительство? Где собираетесь? Какая структура? Как к вам вступить? Однако, дальше вопросов благожелательного сочувствия дело не идет.

Вызвано это тем, что за последние 20 лет люди утратили понимание, что такое в действительности есть массовая партия. Сегодня партии делаются так: представитель элиты либо некая группа людей с более-менее общими целями объявляют о создании партии, пишут устав, утверждают друг друга и кого хотят на руководящие должности, выбивают финансирование, арендуют помещение, выпускают печатную продукцию, ищут способы заявить о себе через средства массовой информации. Таким партиям члены не нужны, это партии элитарные, создающиеся под конкретные задачи. Голос рядового члена такой партии ничего не значит, люди там - простые статисты, призванные обеспечить массовость. В такую партию стоит идти, если ты решил сделать политическую карьеру - дорасти до депутата, например. 

Не так мы видим Партию Трудящихся России. Партия Трудящихся России задумана как партия массовая. Это значит, что инициатива в такой Партии идет не сверху вниз, от создавших ее элитариев и так называемых селебретис, а снизу вверх, от рядовых членов к руководящему органу, в который они же делегировали своих представителей. Таким образом, ждать, что кто-то возьмет и организует Партию Трудящихся России совершенно неправильно. Это будет не партия масс, а партия организаторов.

Почему так важно, чтобы Партия Трудящихся России организовывалась снизу, а не сверху? Ведь казалось бы: есть несколько человек с хорошими идеями, говорят правильные вещи, смотрят на мир достаточно разумно - так и карты им в руки? Это ошибочное представление. Должно быть не несколько человек - таких людей надо не менее 50-100 на регион, чтобы они могли заполнить собой руководящие и контролирующие должности, а также обеспечить функционирование самой партии. Постоянно должна расти смена, способная, по необходимости, подменить старших товарищей, а также браться за то, что возникнет нового в процессе развития страны. Но и это еще не все. Если партия ограничится несколькими сотнями человек на регион, она рискует превратиться в вещь в себе, секту управленцев, оторванную от реальности своими высокими должностями, никак и никому не подконтрольную. Чтобы был контроль, чтобы члены партии чувствовали дыхание масс у себя за спиной, чтобы они понимали, что любое их действие будет, при желании их товарищей по партии, разобрано и оценено - помимо руководящих лиц и смены должны быть еще и рядовые члены, которые, хоть и не посвящают партийной работе всю свою жизнь, однако, чутко отслеживают то, что происходит в руководстве партии и государства. И таких людей должно быть непропорционально больше, чем руководителей и смены. Руководители и смена должны растворяться в этой массе до минимальных значений.

Помимо сказанного, есть еще один очень важный момент. Мы говорим, что наша партия - это партия людей, живущих в России своим трудом, а не криминальными доходами, не взятками и «откатами», не доходами от капитала и не сделками за границами страны. Следовательно - никому из тех, кого сегодня называют "элитой", такая партия не интересна. Максимум, на что мы можем рассчитывать от этих господ при партийном строительстве - это равнодушие. Но надо быть готовыми и к тому, что будет противодействие. Каждый вид общественно-экономических отношений рождает свою элиту, и эта элита становится ревнителем данных отношений и встает на их защиту. В нашем случае это обозначает, что элита в своем большинстве будет защищать сложившуюся воровскую экономику, распилы, откаты и госконтракты, на которых они делают свои состояния. Никому, кроме людей, живущих своим трудом не интересно что-либо менять! Надо очень хорошо понимать, когда мы говорим о Партии Трудящихся России, что создания ее "сверху" - не будет. Хороший пример - так называемый Путинский "Народный Фронт", который хоть и назван "народным", но начал свою деятельность с того, что наприглашал кучу "селебретис" и распределил места в руководстве между "своими".

Collapse )

Collapse )

Collapse )