November 11th, 2012

Тяжесть цепей

СШАОригинал взят у colonelcassad в Тяжесть цепей


Глянул очень годный документальный фильм "Тяжесть цепей" посвященный распаду бывшей Югославии и этническим конфликтам, которые этот распад приближали и сопровождали. Рассматривается все это через призму участия США и Европы в этом процессе. Фильм радует обилием редкой хроники, замечательных свидетельств и цитат.Collapse )

По поводу "нового 37-го" года

Оригинал взят у colonelcassad в По поводу "нового 37-го" года


Тут вот просят высказаться на тему, что думаешь по поводу "коррупционных дел", типа Сердюков и Ко и ряда других эпизодов. Есть ли тут система указывающая на оздоровление "преступного класса"? Нет ли тут признаков реального 1937 года, "очищения" и тому подобного, о чем некоторые патриоты молящиеся на Путина мечтают, а либералы истерично боятся.

Собственно даже не знаю, что тут нового сказать, ибо на эту тему подробно высказывался еще летом прошлого года в материале "1937 года не будет?!", где подробно http://colonelcassad.livejournal.com/434108.html изложил свои взгляды на проблему "нового 1937 года".
Собственно внимательно перечитал свою статью еще раз, сопоставил с тем, что произошло с тех пор и тем что происходит сейчас. Никаких разночтений с озвученными выводами не увидел. Так что если кому интересна моя позиция по этому вопросу, отсылаю вас к означенной статье.

Если же коротко, никакого 1937 года при данном режиме конечно же не будет. Ни в прямом, ни в переносном смысле. Как бы о нем не мечтали и как бы его не боялись.


Математика в гуманитарных дисциплинах, таких как социология, история, политика

Оригинал взят у sl_lopatnikov в post
.
Зашел интересный разговор о возможностях применения математики в сугубо гуманитарных дисциплинах, таких как  социология, история, политика, и т.д.

В принципе, я хочу заметить, что вполне такая себе гуманитарная дисциплина, как экономика, к примеру, вся «математика» в которой до XX века ограничивалась простой статистикой и бухгалтерией, сегодня обросла более чем солидной математической базой. Ее создавал целая плеяда математиков, удостоенных Нобелевских премий именно по экономике в связи со специфической направленностью их работ. Эта база активно применяется для достижения множества сугубо экономических целей, начиная от необходимости решения технологических задач, таких, как оптимальный раскрой тканей или распределение загрузки мощностей и размещения производств до прогнозирования (более или менее успешного, как метеорологи) финансовых рынков.  Несмотря на то, что экономика работает – в отличие от физики, которая является образцом точной естественной науки,  - с «резиновым метров», несмотря на то, что до сих пор не существует бесспорной общей теории экономического роста и даже общепринятой теории денег,  успех  связанный с превращением экономики в точную науку налицо, хотя эта наука еще крайне молода и у нее все еще впереди.

Однако, экономика – не единственная социальная наука, которая стремительно превращается в точную. Качественным изменениям подверглось военное дело. Очень серьезные продвижения связаны с теорией игр и,  в частности, теории коалиций и моделями театров военных действий разного уровня. Одновременно появляется, например, математическая теория переговоров. Во все большей мере точной естественной наукой становится такая гуманитарная область как медицина. Доказательная медицина вместе с  развитием медицинской техники и математическими моделями болезней (иммунитета)  - это бесспорный мейнстрим медицинской науки сегодня.   Математическая теория выборов лежит сегодня в основе многих современных конституций, определяя, например, порядок  распределения мест в парламенте между партиями- победителями. Математическая лингвистика стала основой машинного перевода, качество которого видимо прогрессирует.

Кстати, по поводу лингвистики: совершенно ясно, что глобализация будет способствовать выработке единого мирового языка и, если дела пойдут дальше так, как они идут, то этим единым языком станет английский. Либо… либо будет создан искусственный машинный язык, который будет использоваться в качестве универсального промежуточного языка при переводе с любого языка на любой. Это сократит количество различных автоматических «переводчиков»  c  N^2 до, всего, N+1. Но это отдельный вопрос , которого я здесь касаться не буду.
Иными словами, процесс в гуманитарных  науках идет в направлении скукоживая «зоны общей болтологии» в пользу содержательной, конструктивной науки. По существу, процесс сходен с антиклерикальной революцией, когда религия была отвергнута всеми мало-мальски разумными и честными людьми в качестве «источника истины» и осталась в обществе исключительно в качестве инструмента мошеннических социальных манипуляций.
Математизация гуманитарных дисциплин процесс особый. 

Для начального периода этого процесса  характерны весьма общие и понятные явления. Прежде всего, вопросами математизации гуманитарного знания начинают заниматься те, кто математикой на том или ином уровне владеет. А это, благодаря длительному негативному отбору, не гуманитарии, а физики и математики. Не случайно, в СССР-России вопросами моделирования политических явлений занимаются в последние годы такие замечательные специалисты, как Дмитрий Сергеевич Чернавский из теоретического отдела ФИАНа, а в США это такие центры, как Массачусетский технологический институт, корпорация РЭНД, Ливерморская лаборатория, и т.д. Безусловно, это создает определенные трудности: людям приходится пробираться через монбланы  неинтерпретируемой в рациональном смысле гуманитарной макулатуры, чтобы извлечь крупица реального знания. Одновременно, в силу «стыкового» характера таких дисциплин, это невероятно облегчает появление массы шарлатанов, которые используют невежество гуманитариев в методологии серьезной науки, в  характере ее проблем и способах разрешения, не говоря о самой математике, которая и является языком науки.

Короче, предмет для дискуссии есть.

На мой взгляд, есть несколько принципиальных моментов , над которыми стоит работать. 
Например, в чем состоит позитивная задача истории? Зачем нам надо знать о том, что происходило 100-200-500-1000-5000-100000 лет назад? -  Это очень важный вопрос, ясного ответа на который я не нашел. Хотя некую самодельную точку зрения, рассматривая историю, как основу прогностической политики и в широком смысле, военного дела. Я уже писал, что считаю, что человечество существует в ситуации многовековых войн народов и цивилизаций. Так война между Англий и Францией по самым скромным подсчетам занимает период в 700 лет – с начала XII века по начало XIX века. Эта война окончилась победой Англии достигнутой руками России. Война Англии с Россией длится не менее 500 лет. В 1991 году Россия проиграла битву. Но, пока не факт, что проиграла войну, подобно Франции, или Германии, которые превратились в англо-саксонских служанок. Знание протекания этих войн, причин и характера побед и поражений  позволяет прогнозировать будущее и принимать решения. И т.д.

Итак, первый естественнонаучный вопрос к каждой гуманитарной дисциплине просто: ЗАЧЕМ?  - Зачем эта дисциплина нужна, какие прогностические, инженерные и технологические задачи данная дисциплина призвана решать? – Я хочу заметить, что даже такая «бесполезная» с точки зрения гуманитария, вещь, как астрономия возникла и развивалась из сугубо инженерных соображений: навигации и точного измерения времени.

Второй естественнонаучный вопрос:  в чем состоит успех, чем он измеряется? – Этот вопрос критически важен, так как иначе наука бессмысленна.  


В частности, возникает  вопрос о базовых единицах и их величинах. Хочу заметить, что даже среди экономистов, к примеру , чудовищно распространено невежество в этой области. Часто отсутствует даже осознание важности принципиального значения правильного выбора и правильного понимания смысла вводимых величин. Характерный пример  - коэффициент монетизации К, «сумма денег в обороте» М и «номинальный ВВП» QP . Экономисты часто полагают что «сумма денег» и ВВП измеряются в долларах. Тогда, так как по уравнению Фишера ,  KM=QP,  то К – безразмерно и значит, что если К мало, то значит в «экономке мало денег» и, значит надо «добавлять» - ссылаясь на страны, где этот коэффициент больше. Я думаю, многие могут вспомнить  эту ахинею, которую несли в массу не только Зюганов, но и академики Львов, Шмелев, Делягин и т.д. Между тем, как говорят физики, «проверяйте размерность». Сумма денег в стране действительно измеряется в денежных единицах – долларах, рублях, тугриках. А вот ВВП – нет. ВВП это доход за определенный, контрольный, период, как правило, за год. Значит, хотя и говорится, что в 2012 году ВВП составил…. Долларов, единица измерения ВВП – ДОЛЛАРЫ В ГОД. Или, скажем, доллары в секунду. Но тогда коэффициент К имеет размерность. И эта размерность время Т^-1 ( в минус первой степени) . То есть, К – это частота. А что эта частота означает? Она означает,  что за год, для обслуживания ВВП совершают QP/K оборотов!  И, следовательно, низкое значение К вовсе не означает, что денег мало, а то, что цикл их обращения короток. А это совсем другое! Ибо длина этого цикла характеризует две вещи – доверие к деньгам (хотят ли люди их придержать, или наоборот, избавиться от них как можно быстрее)    и б) длину цепочек, по которым деньги совершают оборот, прежде чем вернуться назад. А длина цепочек характеризует сложность экономики: в простой экономике цепочки короткие. И все вместе это приводит к рекомендациям, строго противоположным тем, что озвучивали упомянутые товарищи.  С другой стороны, нужно еще и ясно понимать, а что такое «сумма денег» и что такое QP в это формуле. А понимать под ними можно, как эти ни неприятно, достаточно разные вещи. То же ВВП можно считать очень по-разному: по номиналу: масса произведенного на цену, по затратам – что потрачено государством, на инвестиции, домохозяйствами что с экспортом-импортом… Итак далее. Гуманитарии И часто просто не обращают внимание на такие «мелочи». А надо.  

Верифицируемость и фальсифицируемость. Скепсис реальной науки настолько велик, что она НЕ ВЕРИТ даже самым успешным из своих теорий. Как бы ни была замечательна теория на вкус цвет и запах, она , прежде всего, должна давать проверяемые предсказания. Иными словами, теория должна обладать способностью строить утверждения типа «Если-то». Например, если Земля глобально шарообразна, то двигаясь на Запад, я вернусь обратно с Востока. А если Земля – лист Мёбиуса, то выйдя из Москвы и пройдя половину пути, я окажусь под Москвой кверху ногами…. И т.д. Утверждения типа  «Если-То» – обязательны и должны быть проверяемы. Одновременно, теория должна быть фальсифицируема, то есть содержать высказывания Если-То, не-исполнение которых обладает «опровергающим свойством».  То есть всякая теория в науке постоянно находится под подозрением в, как минимум, недостаточности.

И это важнейшее требование к любой науке. Мало определить предмет. Важно еще ясно понимать, что вы от этого предмета хотите и какого рода предсказания об этом предмете вы намерено сделать.


Итак, минимальные требования: предмет, цель в отношении предмета, смысл и измеримость успеха, прогноз,  верифицируемость и фальсифицируемость. После этого область обретает право называться наукой, и, в силу прогностических возможностей и измеримости успеха, в него вырываются математика, наблюдение и эксперимент.

Путин и четвертая Россия. Сумеет ли президент продолжить линию Александра III.

Оригинал взят у aftershock_su в Путин и четвертая Россия. Сумеет ли президент продолжить линию Александра III.

    Вокруг российской истории неспроста кипят страсти: битва за прошлое – это сражение за будущее. Еще сложнее с пониманием исторического движения, не раз менявшего форму государственного бытия. Одним из первых начал смутно догадываться об истоках российской драмы ХХ века Александр Блок, в 1908 году написавший: «Есть полтораста миллионов с одной стороны и несколько сот тысяч – с другой; люди, взаимно друг друга не понимающие в самом основном». И еще: «Мне ясно одно: пропасть, недоступная черта между интеллигенцией и народом – есть».

Collapse )
    В этой связи обратила на себя внимание монография В.Соболева о русской этнокультурной системе (Русский биографический институт, 2007). Пожалуй, впервые в ней была дана расшифровка провидческой догадки Блока – в виде обзора вековых противостояний допетровской и петровской Руси, а также феномена черных и красных сотен. Разумеется, эти понятия никакого отношения не имеют к общеизвестным политическим цветам – они возникли в стародавние времена.

    В истории России есть неразрешимая загадка: Октябрьский переворот стал победой леворадикальной интеллигенции, маниакально жаждавшей мировой революции, а Гражданскую войну выиграли правые красные сотни, духовно связанные с национальными корнями России.
   
    Гражданская война, в которой насмерть схватились два разночинных крыла петербургской России – красные комиссары и белые офицеры, леворадикалы и патриоты, – стала чисто русской трагедией. Потому что комиссары петровской России лишь руководили, а основную массу их армий составляли простонародные слои, представлявшие допетровскую Русь.

    В итоге Гражданскую войну выиграли красные сотни, рекрутированные из провинциальной России. И когда страна вернулась к мирной жизни, сотни тысяч «чапаев» заняли кресла совдеповских чиновников. Красные сотни стали самым активным и многочисленным слоем, которым руководила тонкая прослойка большевиков, засевших на высших государственных постах. Красносотенцы не преклонялись перед Западом, как леваки-разночинцы, но не испытывали к нему острой вражды. Они были молоды, энергичны, хотели учиться. Если бы они вышли в люди при монархии, то не посягнули бы на самодержавие, а сбросили бы дворянство и заняли его место. Став «гегемоном» при Советах, они легко приспособились и к ним. Но в духовном первородстве они оставались выходцами из допетровской Руси, свято чтили национальные традиции и по природе своей были державостроителями.
    Эту особенность красносотенцев, половодьем заполнивших руководящие должности среднего уровня, отлично понял Сталин. Осознал он и то, что им глубоко чужда идея мировой революции, о которой мечтали комиссары, – красные сотни хотели обустроить собственную страну.

     Поэтому Сталин кардинально изменил цели Октябрьского переворота: вместо подстрекания к мировой революции речь пошла о построении социализма в отдельно взятой стране. Перемена казалась тактической – из-за усложнившейся международной обстановки. Но на шкале российской истории это был «квантовый скачок», означавший переход страны в принципиально иное состояние. Избавляясь от остатков петербургской России, Сталин как бы осуществлял замысел Александра III, соединяя присущую петербуржцам европейскую образованность с приверженностью национальным корням в духовной жизни, поменяв вектор культурного развития – этого требовали красносотенцы-допетровцы. Не случайно даже бывшие монархисты приветствовали этот процесс.
    Принято считать, что сталинские репрессии начались после убийства Кирова. Но на деле они стали следствием резкого поворота к державостроительству, который начался с решения в идеологической сфере. Еще 15 мая того года ЦК и Совнарком приняли постановление «О преподавании истории в школах». Оно и возвестило о возврате к национальным корням.

    А какой был выход, если еще в ноябре 1929 года Наркомпрос создал комиссию по латинизации русского алфавита?! «Интернационалист может отстаивать только латинский алфавит, так как он станет основным для всех народов при грядущей победе мировой революции», – утверждали инициаторы этой кампании. И в 1930-м комиссия сделала убойный вывод: «Русский гражданский алфавит является пережитком. Переход на новый алфавит окончательно освободит трудящиеся массы русского населения от всякого влияния дореволюционной печатной продукции».

    Красные сотни не желали мириться с этим яростным напором радикал-большевиков.

ДВЕ ЛИНИИ

    Советская периодизация началась с десятилетнего правления леворадикальной ленинской гвардии, которая пустила великую страну на хворост для пожара мировой революции. Следующие семь лет стали переходными: собирание "хозяйственных" камней, разбросанных политическим погромом, сочеталось с продолжавшимся отрицанием российской самобытности и левым креном в интернациональную культуру. Но возраставшая экономическая мощь страны неизбежно должна была войти в противоречие с духовным нигилизмом, тормозившим подъём. Об этом возвестил выстрел Маяковского, действительно талантливейшего поэта, застрявшего в тупиках левацкого искусства. Как в экономике, власть подсказала вектор духовного развития общества: в 1934 году ввели новый курс истории в школе, создали Академию архитектуры, Союз писателей.

    Началась Третья Россия.

    Она существовала до середины пятидесятых годов, когда иссякла пассионарная энергия красных сотен, чью численность подорвала война. И верный ленинец Хрущёв начал разбазаривать народное достояние (Крым), сносить храмы и хулить русскую старину. В повестку дня вновь встала порочная идея о всемирном торжестве социализма, и СССР втянулся в холодную мировую войну, транжиря ресурсы на поддержку так на  зываемых прогрессивных режимов, по сути, реанимируя фанатичный замысел о большевистском мессианстве.

    Место красных сотен заняло мещанство, о котором Горький писал: "Этот класс состоит из людей, лишённых стойкой формы, аморфных, легко принимающих любую форму[?] Вчера - социалист, сегодня - фашист, только бы сытно жрать и безответственно командовать".

    Возникшая при Хрущёве система изначально была неустойчива. Политически её основой считали КПСС, выполнявшую государственные функции. Но для осмысления причин третьей гражданской войны, её последствий и вообще русского исторического пути полезно отвлечься от политизированных оценок. На деле КПСС была лишь оболочкой для аморфной мещанской массы, доминировавшей в СССР в послесталинскую эпоху. Эта оболочка, плоть от плоти мещанская, удерживая внутри себя то, что называли советским обществом, принимала разные формы - в зависимости от настроений образованщины, всё сильнее кренившейся к сытому Западу, в соревнование с которым ввязался Хрущёв. Когда крен стал критическим, оболочка лопнула, в годы перестройки существуя лишь формально. Из неё вывалились разнородные элементы общества, вступившие в борьбу за доминирование. Вопрос о собственности, якобы главный, был просто использован как казус белли - повод к войне. Если бы победили политические левые, страна тоже пошла бы к рынку. Но - по китайскому пути.

    Дальнейшие события с поразительной буквальностью, побуждающей поднять глаза к небу, воспроизводили то, что происходило после революции 17-го года. Десятилетие 1990-х стало периодом безраздельной власти праворадикальных необольшевиков и леваков от искусства, стремившихся задушить православную церковь разнузданной сектантской свободой. (Всем памятна отчаянная борьба вокруг закона, ограничившего сектантство.) Следующие семь лет, вплоть до мирового финансового кризиса, тоже оказались переходными, причём по знакомой схеме: собирание "хозяйственных" камней, раскиданных необольшевиками, растворявшими Россию в "общечеловеческих ценностях", сочеталось с пренебрежением к ценностям национальной культуры, нарастанием пропаганды безнравственности, дурных вкусов.

    Между тем в 2008-м Россия подошла к переломному рубежу - президентским выборам, к неизбежной смене "царя". И вопрос: "Что дальше?" - встал во весь рост.

    Отвечая на него сегодня постфактум, надо учесть, что в национальной, деполитизированной системе координат историческое движение России идёт по двум как бы автономным линиям. Одна из них обозначилась чётко: Ленин - Хрущёв - Ельцин. Все три периода имеют схожие черты и характерны умалением национальных российских традиций, оскудением духовной жизни, небрежением к коренным интересам России, попытками её "интернационализации" и, как следствие, быстрым или отложенным (Хрущёв) экономическим упадком. Героями дня становились интернационалисты или общечеловеки, что одно и то же, в культурном отношении оторванные от народа (нападки Хрущёва на абстракционистов и разгон "бульдозерной выставки" сделали героями дня именно представителей левого искусства).

    Другая линия включает периоды, когда во главу угла ставили российские интересы, опирались на систему национальных моральных и культурных ценностей, уважали русскую старину, не отказываясь от лучших европейских веяний. В такие времена резко возрастала державная мощь, а образцом для подражания становились "русские европейцы" - московские люди (кстати, многих национальностей и географически к Москве не привязанные) допетровского склада, сохранившие верность корням, но готовые воспринимать и творчески обогащать современные мировые достижения. Эта линия ведёт от Александра III к Сталину.

    По какой траектории исторического движения пошла Россия после президентских выборов 2008 года?

    Вспоминая тот предвыборный цикл, необходимо заметить, что первоначально подавляющее большинство народа предпочло самый простой и ясный вариант: надо изменить Конституцию и оставить Путина на третий срок. Ошибочно считать, будто эта точка зрения коренилась в каких-либо "угождениях начальству", подхалимаже чиновничества и прочих сугубо тактических обстоятельствах. Если не умом, то, как говорится, нутром все понимали: страна в очередной раз подошла к исторической развилке, и не хотели перемен. Отказ Путина баллотироваться на третий срок привёл к тому, что общество, власть и народ оказались в психологическом тупике.

    Большинство "авгуров" сходились на том, что Путин предложит слабого или больного преемника, чтобы через пару лет по требованию народа вернуться в Кремль[?]

    Чтобы выпутаться из нелёгких гаданий того периода и осознать, что происходит на самом деле, надо снова от политики перейти к осмыслению этнокультурных сдвигов, идущих в стране. Даже Сталин не мог самовольно определять историческое движение России, он лишь угадал умонастроения красных сотен и возглавил их. Видимо, в нулевые годы XXI столетия власть тоже почувствовала нарастающее давление многонациональных простонародных масс, недовольных разрухой 1990-х и подавляющим доминированием зарубежных веяний.

    Крах КПСС и развал СССР, третья гражданская война, принявшая форму перестройки и смены общественного строя, когда, по Блоку, "закон крушился о закон", сильно встряхнули бывшее советское общество. Отмена всевозможных ограничений, в том числе института прописки, зависимости карьеры от членства в КПСС, привела к тому, что в недрах простонародной России постепенно начали формироваться аналоги чёрных (с врождённым религиозным сознанием) и красных сотен, мечтающих о восхождении на различные уровни региональной и федеральной власти. Кроме того, соцопросы давно показывали нарастающее недовольство забвением моральных ценностей, в связи с чем большие претензии предъявляются телевидению.

    Однако особый, исключительный эффект на умозрение народа произвело распространение новых средств коммуникации, прежде всего Интернета. По опыту цветных революций, особенно египетской, принято считать, будто сетевые методы общения ведут к возрастанию роли передовых, читай, протестно настроенных слоёв общества. Но в России всё наоборот: именно Интернет в огромной степени повлиял на рост самосознания глубинной, простонародной толщи, позволив миллионам рядовых малообеспеченных, но амбициозных молодых людей умом и сердцем вырваться из униженности повседневного быта, приобщиться к новизне нынешней "айтишной" жизни и побуждая рваться к её вершинам - сначала муниципальным, а затем и выше.

АЙФОН И КОСОВОРОТКА

    Необычайная схожесть фаз российского исторического движения - неслучайное хронологическое совпадение. В стране с богатым историческим прошлым и глубокими культурными корнями решающее влияние на ход развития оказывают не право-левые политические драки, а противоборство двух этнокультурных типов людей, сформировавшихся в допетровскую и Петровскую эпохи. Эта особенность, неведомая Европе, придаёт нашему диалогу с Западом характер цивилизационного спора, а нашим духовным ценностям - необычайную живучесть, даже в условиях тотального телевизионного прессинга.

    Россия всегда умела находить нестандартные, новые для мировой практики ответы на вызовы времени. И именно такой абсолютно нестандартный ответ нашли в 2008 году: был создан принципиально новый механизм передачи и сохранения власти, идеально вписывающийся в конституционные рамки, абсолютно легитимный и демократичный. Этот механизм получил название "тандем".

    Нет нужды подробно говорить о том, сколько язвительных стрел было выпущено против тандема Путин-Медведев, как хулили и продолжают хулить его в России и других концах света. Но эти стрелы отравлены исключительно политическим ядом, нынешняя всесветная интернетная тусовка не привыкла принимать в расчёт траектории исторического движения великих государств, не поняла, что речь идёт не просто о чьих-то личных договорённостях, но именно о механизме передачи власти - и не во имя власти как таковой, а ради сохранения устойчивого развития страны.

    Политологическая мысль сразу принялась жевать тему о либерале Медведеве и традиционалисте Путине, хотя впоследствии выяснилось, что Медведев, оказывается, всегда считал себя консерватором, и это глубоко разочаровало его сторонников. Однако, как всегда, упустили из виду гораздо более важные различия между членами тандема: Медведев очень хорошо вписывается в петербургский, иначе говоря, петровский этнокультурный тип, что, разумеется, никак не связано с его ленинградским происхождением, а Путин явно принадлежит к этнокультурному типу чёрных или красных сотен, то есть допетровскому. (Более точное определение своего типа понимает только сам Путин, поскольку на данном историческом этапе коренные интересы чёрных и красных сотен совпадают.)

    И именно эти очень существенные различия между Медведевым и Путиным с поразительной, поистине пугающей схожестью привели к повторению противостояния, возникшего в период второй гражданской войны между красными сотнями и ленинской гвардией радикал-большевиков. К счастью, на сей раз речь не шла и не могла идти о репрессиях, но с точки зрения политической взаимное неприятие и ярость начали зашкаливать.

    Схожесть носит отнюдь не внешний характер. Так называемое протестное движение рассерженных горожан, которых Медведев и Сурков сгоряча назвали передовой частью общества, во многом состоит из потомков репрессированной ленинской гвардии, с особой страстью бичующих Сталина, а если опять отвлечься от политических категорий, из сторонников общечеловеческого пути России, отказа от её державности. Вовсе неслучайно на сайте "Эха Москвы", который стал идейным вдохновителем протеста и где яростно изничтожают Путина, нет ни слова о провальном ельцинском десятилетии: в этнокультурном смысле линия Ельцина на растворение России в мировом наднациональном пространстве вполне созвучна интернациональным планам Ленина. Ленинско-хрущёвская линия отчётливо проявилась и в далеко перехлестнувших рамки атеистической критики запредельных нападках на Русскую православную церковь. Но самым сильным доказательством на этот счёт служит, пожалуй, левацкий лидер Удальцов, внук несгибаемого ленинца, в честь которого названа одна из московских улиц. Тут уж сходство воистину буквальное. Потомок большевистского революционера называет Путина самозванцем, отказываясь признать его президентство...

    В этой же связи небезынтересно вспомнить историю создания государственных гимнов. Сталина привлекло в михалковском варианте слово "Русь", а Путин использовал советскую музыку в сочетании со старым русским гербом и трёхцветным флагом, стремясь подчеркнуть неразрывность всех этапов русской истории. Кстати, отсутствие слова "Русь" в десятках других вариантов текста, представленных Сталину, отражало тайный протест "катаевской" интеллигенции против державного курса. И все мы помним горячие схватки, вплоть до демонстративного выхода некоторых депутатов из зала заседаний Государственной Думы, когда Путин предложил нынешний государственный гимн.

    Небезынтересно с этой точки зрения оценить и яростную борьбу вокруг ЕГЭ, в своё время одобренного Путиным. При всех несовершенствах Единого госэкзамена он широко открыл путь к высшему образованию именно для детей провинциальных "красносотенцев". И крутые наезды на ЕГЭ со стороны протестной интеллигенции, возможно, неосознанно для неё самой отражают её окончательное размежевание с новым типом русских людей (опять-таки не в этническом смысле), формирующимся в провинциальной России.

    Эти и другие расхождения между Путиным и Медведевым привели к очень любопытному феномену. Поклонник западных поп-групп, архипродвинутый по части Интернета Медведев, которого сетевое сообщество окрестило Айфончиком, увидел в современных средствах коммуникации лишь полезное техническое новшество, облегчающее вхождение России в мировую семью цивилизованных народов. (Забыл, забыл Медведев мудрого Пушкина, который завещал: "Войти в Европу, но остаться Россией!") А Путин, нарочито встретивший Обаму русским самоваром, сапогом и мужиком в красной косоворотке, сумел разглядеть в Интернете мощное средство пробуждения провинциальной России[?]

    Едва воцарившись в Кремле, в своём первом президентском послании Владимир Путин сказал: "Развитие общества немыслимо без согласия по общим целям. И это цели не только материальные, не менее важны духовные и нравственные. Главное - понять: в какую Россию мы верим и какой мы хотим Россию видеть". Увы, социально-экономическая и политическая текучка, кадровые карусели последующих лет отодвинули эти первые интуитивные настроения Путина на задний план. Но сегодня сама жизнь требует вернуться к ним[?]

    Многовековая самодержавность, составляющая основу традиции царизма, завершилась в марте 1953 года со смертью Сталина. И дальнейший постепенный упадок страны не в последнюю очередь был связан с той неопределённостью, какую в глазах народа олицетворял собой верховный правитель.

    Президент, объявивший себя в 2002 году "наёмным работником", России не нужен. И тогдашнее сверхскромное самонаречение Путина можно объяснить лишь одним: Путин случайно, по стечению обстоятельств оказался на высшем государственном посту и внутренне, с присущей ему порядочностью как бы всё ещё не мог в это поверить, не осознавая, что речь теперь идёт не о его личном восприятии происшедшего, а об отношении народа к верховной власти в целом.

    Путин только сегодня после непростых для него выборов получил шанс стать истинным царём - в смысле настоящего национального лидера, обременённого величайшими обязательствами по отношению ко всему народу России. Однако в полной ли мере сам Путин понимает, какая теперь ответственность легла на его плечи?

    Между тем время не ждёт. Царский авторитет возникает именно в первые, главные, определяющие дни. И ответственность перед народом должна быть выше личных обязательств. Народ устал от двоевластия, от бесконечной борьбы под ковром. Народ ждёт мюнхенской речи на наши, домашние темы, и не о том, "закручивать" гайки или же ослаблять их, а о том, чтобы резко, одним ударом царского слова покончить с чиновничьей вознёй, взять всю ответственность на себя - и в сфере власти решить всё по-своему...

    Сумеет Путин стать таким высоким моральным авторитетом - всё в России пойдёт нормально, как по маслу. Будет по-прежнему деликатничать в решении кадровых вопросов, слишком бдительно учитывать всевозможные побочные интересы, а по сути, делиться с кем-то верховной властью - не признает его народ царём, и откажут ему в доверии те, кто подавляющим большинством избрал его президентом.

НЕТ, НЕ "НАЁМНЫЙ РАБОТНИК"

    И всё-таки ныне происходящее очень уж напоминает глубочайшее прозрение незабвенного Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина, написавшего знаменитый цикл под названием "В среде умеренности и аккуратности". Осторожно, шаг за шагом идёт Путин к своей цели - почти так же, как делал это десять лет назад, когда страна балансировала на грани небытия и любое неверное движение могло вновь отбросить её к пропасти. Но ситуация с тех пор круто переменилась. И не только в плане укрепления государства Российского, но и по части народного умозрения. Очухавшись от тяжких бед 1990-х годов, покупая ежегодно больше новых легковых автомобилей, чем в Германии, но по-прежнему оставаясь в цепких объятиях "бытового рабства", полицейского, жэкэховского и прочего беспредела, люди всё сильнее недоумевают: ну уж сейчас-то что мешает стукнуть кулаком по столу?..

    Для людей, внимательно наблюдающих за государственными делами, ясно и очевидно, что Путин предпринимает огромные усилия, чтобы наши западные партнёры (а на самом деле конкуренты!) не втянули нас в какие-либо международные конфликты с использованием внешней силы.

    И действительно, кое-кому на Западе очень хотелось бы втянуть нас в горячий конфликт по типу Афганистана. Однако эти "кое-кто" всё более отчётливо понимают: не получится! не выйдет! Для Путина сегодня главная задача - это собирание земель: укрепление Таможенного союза, создание ЕврАзЭС. И одновременно - обустройство мощного оборонного щита, чтобы ни в чьи головы не пришло попробовать нас на прочность, используя ПРО и прочее. И именно бесполезность попыток втянуть нас во внешнюю авантюру вкупе с радикальным, суперсовременным обновлением оборонительного щита побуждает наших извечных западных партнёров прибегать к единственному оставшемуся, но зато хорошо апробированному способу ослабления России - к созданию в стране внутренней нестабильности.

    Не может быть, чтобы Путин не понимал этого. Но если понимает, то почему же позволяет оскорблять себя в Интернете чуть ли не площадной бранью?

    Да, можно быть выше этого, не обращать внимания на эту дурь, а подчас и оплаченный расчёт. Но это - личные, человеческие соображения, философия "наёмного работника", несмотря ни на что и вопреки всему упорно и добросовестно делающего своё дело. Но можно ли не задумываться над тем, с какой горечью воспринимает народ беспощадные оскорбления в адрес национального лидера? И не в том ведь дело, чтобы запрещать, цензурировать и прочее, и прочее.

Но ответить!

Ответить так спокойно, твёрдо и достойно, чтобы народ, глубоко уважающий и избирающий своего национального лидера, гордился бы своим избранником.

    Как гордился в те дни, когда президент России Владимир Владимирович Путин выступил со своей знаменитой мюнхенской речью, возвестив всему миру о полноценном возвращении России на геополитическую сцену, объявив о нашем активном участии в решении сложных международных вопросов современного мира, переживающего переломный этап в своём развитии, связанный с завершением многовековой западной доминанты и перемещением глобального центра тяжести в другие регионы.

   Та "мягкая сила" в международных отношениях, о которой говорил президент Путин, выступая перед российскими дипломатами, сегодня выходит на передний план и во внутриполитической жизни страны, приобретая новое, современное значение и звучание.

   Но хватит ли у президента твёрдости для "мягкой силы"?

    Салуцкий А.С. Путин и Четвёртая Россия.Хватит ли президенту твёрдости для "мягкой силы"? - М.: Издательство "Терра", Книжный Клуб Книго-век, 2012. - 256 с.

Источник 1

Источник 2


При всех неточностях в терминологии (автор то ли не разобрался, то ли намеренно путает большевиков с троцкистами - своих соплеменников выгораживает?) - очень содержательный анализ исторических параллелей 20-х - 30-х годов и 90-х - 00-х.

"еще в ноябре 1929 года Наркомпрос создал комиссию по латинизации русского алфавита?! «Интернационалист может отстаивать только латинский алфавит, так как он станет основным для всех народов при грядущей победе мировой революции», – утверждали инициаторы этой кампании."

Давно слышал о том, что Сталин не дал латинизировать наш алфавит (а также о том, что в примерно в те же годы Турцию на латиницу таки перевели - там действовали те же троцкисты (младотурки - не правда ли, напоминает наших "младореформаторов"? - у ребят фантазии на что-то новое явно не хватает), что и у нас. Не зря Троцкий из СССР уехал именно в Турцию: к своим подался), но здесь впервые прочёл об этом с указанием года, когда эти события происходили.

В общем, если по тексту заменить Ленина на Троцкого, а большевиков на троцкистов - можно разобраться в подоплёках многих событий в нашей истории последних ста лет.

Это сообщение было опубликовано в информационном центре Aftershock пользователем Roman. Вы можете посмотреть и откомментировать публикацию здесь


Исчерпал ли себя сталинизм?

Оригинал взят у ihistorian в Исчерпал ли себя сталинизм?
Френд kouzdra высказался, на мой взгляд, совершено неправильно и грозился подискутировать:

Проблема в том, что и либералы и коммунисты щас движения откровенно реакционные (за редкими исключениями) - просто у одних - фритредерский золотой век в конце 19-го - (время откровенно похабное на самом деле и с очевидным предчувствием близящегося краха - это просто постоянный фон той эпохи).

А другие - во времена Сталина. Время более живое, но тоже себя просто исчерпавшее
.


Итак, исчерпало ли себя «Время Сталина»?

Поскольку, как я понимаю, френд не имел ввиду материальную культуру и быт, и высказался по вопросу идеологии и политики сталинского времени, постольку я отвечаю категорическим нет.

Идеология и политика сталинизма включает в себя очень много даже основных принципов, поэтому я назову только пять, на мой взгляд, самых важных и по которым наиболее скучают современные сталинисты. Многие из которых даже и не коммунисты вовсе:

1.Приоритет государства в защите интересов большинства (трудящихся) в пику клановым и групповым интересам.

Разве сегодня мы не этого требуем от государства? Не граждане для чиновника и олигарха, а чиновник и олигарх для граждан. И граждане в этом своем требовании не коммунисты вовсе: выложись ради них олигарх — они позволят ему быть олиграхом.


2.Собственное хозяйственное развитие страны в качестве общего дела, общей цели.

Не нужно быть коммунистом, чтобы испытывать горькие чувства при виде заросших бурьяном полей, разрушенных заводских корпусов и разогнанных институтов, при виде бездельничающей и безработной молодежи. Разве сегодня не готовы мы поддержать новый совместный проект развития?


3.Закон должен быть одним для всех, а правила дорожного движения едиными и для водителя мерседеса и для водителя шестерки. Вор должен сидеть в тюрьме, а не покупать себе депутатское кресло.

4.Решение национального вопроса финансированием национальных культур и воспитанием братских межнациональных отношений при жестком прессинге любых проявлений национализма и сепаратизма. Хочешь рассказать о Великой Сибири, угнетаемых русскими поморах и казаках, - рассказывай тюленям в далеком северном лагере, создавай там нацию тюленей, сколько захочешь. Избил гражданина другой национальности по национальным мотивам — получай, например, удвоенный срок наказания.  

5.Идеология, воспитываюшая граждан в духе самоуважения, гордости за свою страну, свою историю.

Разве мы сегодня не хотим гордится своей страной, своими дедами и прадедами? Разве не требуем мы от мастеров культуры, чтобы они встали в один ряд со своим народом?

Итак, исчерпал ли себя сегодня такой сталинизм?

Что будет вместо доллара.

http://sgolub.ru/protograf/nds-spz-igla-v-yaitse-obamaroma
Никакое не евро, не швейцарский франк, не золото, не серебро и не платина, а Специальные права заимствования - искусственная валюта МВФ - наиболее реально претендует на роль могильщика американского доллара, причем, судя по обстоятельствам, в весьма обозримом будущем!