Формула эксплуатации

Оригинал взят у malchish_org в Формула эксплуатации

Серп Давно не писал на тему политэкономии и философии, хотя сам сайт изначально задумывался прежде всего именно для таких материалов. Вернуться к данной теме меня заставила дискуссия на форуме по теме "Агитация за социализм". Как обычно бывает в таких дискуссиях всё приходится обсуждать с самых базовых понятий - что такое социализм, эксплуатация труда, социальная справедливость... И не смотря на то, что классики марксизма эти темы обсуждали в многочисленных томах, чёткого понимания нет для самых основных терминов политэкономии. Даже определение социализма потребовалось. Здесь я не хочу обсуждать все эти понятия разом. Нельзя в короткой статье обобщить всё то, что классики обсуждали на тысячах книжных страниц. Займёмся одним понятием - понятием "эксплуатации", которое является базовым для многих других понятий, включая и определение социализма. Ведь одно из определений социализма в том, что при нём нет этой эксплуатации. А в чём она состоит? Насколько полно определение социализма через отсутствие эксплуатации? Возможны ли переходные формы и в чём разница между социальным и социалистическим государством?

Collapse )

"Искать основного отличительного признака различных классов общества в источнике дохода — значит выдвигать на первое место отношения распределения, которые на самом деле суть результат отношений производства. Ошибку эту давно указал Маркс, назвавший не видящих её людей вульгарными социалистами. Основной признак различия между классами — их место в общественном производстве, а следовательно, их отношение к средствам производства. Присвоение той или другой части общественных средств производства и обращение их на частное хозяйство, на хозяйство для продажи продукта — вот основное отличие одного класса современного общества (буржуазии) от пролетариата, который лишён средств производства и продаёт свою рабочую силу."


Сегодня, спустя более века после этих слов можно несколько иначе оценить результат спора. Насмешкам можно подвергнуть и Ленина. СССР, построенный по лекалам левых радикалов распался, а Швеция показывает один из самых высоких уровней доходов и ВВП на человека. Может слегка циничный и практичный "вульгарный" подход к понятию социализма более верен? Важнее правильнее распределить, а не лишать собственника всякой собственности? Важнее не для принципов, а для их практической реализуемости, конечно. Хотя и насчёт принципов тоже можно поспорить.

В статье "Наёмный труд и эксплуатация", которую я написал уже около 10 лет назад, я прихожу к выводу, что "владение средствами производства не обязательно влечёт за собой появление эксплуатации". Если нет использования наёмного труда, то и речи быть не может об эксплуатации. Собственник автомастерской, если работает сам, то никого НЕ эксплуатирует. Источником эксплуатации является налаженная система социальных взаимоотношений "работник-наниматель". Крупная частная собственность часто становится базой таких отношений, но не всегда, тут нет прямой и непосредственной связи. Статья "Запрет на наёмный труд вместо запрета частной собственности" продолжает тему. В ней, например, даётся более чёткое понимание наёмного труда:

Если взглянуть на наёмный труд под углом экономических отношений, то он представляет собой обычную спекуляцию - наниматель покупает рабочую силу и продаёт результат труда. Разница в цене присваивается. Это общий принцип наёмного труда, и его не надо путать с покупкой услуг (ремонтом квартиры, заказом такси и пр.), когда нет последующей продажи результатов труда и соответственно нет присвоения разницы в цене стоимостей рабсилы и труда. Наёмный труд присутствует при любом типе капиталистической эксплуатации, ведь сама его суть - использование чужого труда. Запрет наёмного труда неминуемо ликвидирует и эксплуатацию.


Вывод же для теории такой. Отношение к частной собственности - важный момент, но необходимо чётко понимать, что же именно определяет социальные отношения. Не собственность на средства производства, а попытка их использовать с применением чужого труда. Как не владение пистолетом делает из его владельца убийцу, а лишение человека жизни с применением ли пистолета или без оного. Кстати говоря, тут становятся понятны моменты, когда имеется эксплуатация без частной собственности. Нанять работника и продавать результат его труда можно и без средств производства, если дело не касается именно материального производства. Это часто бывает в сфере услуг или искусства. Имеется и такое явление, как "поднайм". Нанятый работник нанимает другого за меньшую плату. Разница в карман. Чем не эксплуатация? Такие сложные ситуации становятся понятны при чётком определении эксплуатации, как использовании наёмного труда. А вот приведение всех таких проблем к понятию собственности картину путает. Значит подход Маркса не верен, а правоту Ленина в его критике "вульгарных" социалистов тоже можно подвергнуть сомнению. Чей же тут социализм был "вульгарнее"?

Полагаю, что строгий экономический подход к понятию капиталистической эксплуатации не только возможен, но и крайне важен. В СССР внимательное отношение к принципам распределения вскрыло бы партократию - новый эксплуататорский класс (см. Восленский, "Номенклатура"). Игнорировать распределение доходов от производства нельзя - в них лежит корень социальных противоречий и, кстати, механизм кризиса, который является реальным двигателем социальных изменений. Ленин в русской революции пытался использовать иной? Нет, там тоже был этот механизм. Революционная борьба, как бы ни пытались её изобразить революционеры, зависит прежде всего от достигнутого накала социальных противоречий, где основным генератором "тепла" является то самое распределение, на которое обращали внимание "вульгарные" социалисты прошлого века.

Я не хочу называть Швецию полностью социалистическим государством, а её модель идеальной, но низкий уровень капиталистической эксплуатации - важнейший параметр для оценки перспектив революции и социальных изменений вообще. А наличие в реальности подобных переходных форм между капитализмом и социализмом неправоту Ленина именно по этому вопросу. К социализму можно приближаться постепенно, снижая уровень капиталистической эксплуатации. И это не так болезненно для социума, как революции по образцу 1917 года. Тут важно ещё и свои ценности акцентировать, что для чего - социализм для человека или человек для социализма. Идеи важны, и принципы важны, но человек и его потребности должен стоять в центре таких идей. Если осуществление каких-то принципов ухудшает человеку условия жизни, значит либо принципы не верны, либо для них не настало время. СССР пал не потому, что принципы социализма в нём как-то неверно осуществлялись, а потому, что средний уровень потребления был ниже, чем в развитых капиталистических странах. Рабочий в США жил лучше, чем рабочий в СССР. Значит идеи, которые обещали эту жизнь сделать лучше, были в чём-то не верны.

Корень проблемы лежит, конечно, в эффективности экономики, точнее даже - в производительности труда. Производительность труда в США превышала производительность труда в СССР в десять раз. В результате, даже при наличии эксплуатации, при высоких прибылях капиталиста, рабочий получал больше и жил лучше. Сравнение уровней жизни в развитых капстранах и в СССР сломало принципы - советский народ предпочёл иные принципы ради возможности жить лучше. Иное дело, что одного этого для улучшения жизни оказалось мало - нужно ещё нарастить производительность труда, чтобы потреблять больше нужно и производить больше. Оказалось, что отказ от принципов не делает экономику эффективной автоматически. Швеция тут даёт пример того, как нужно подходить к подобным вопросам. Это компромисс между принципами и эффективным производством. И это реальный пример для социального развития современной России. Олигархический капитализм не сделает экономику России эффективной, нужны иные подходы. И эти подходы демонстрировали Социалистическая Югославия, Чили времён Альенде...

Речь тут идёт о наиболее эффективных в экономическом плане социалистических моделях. Кроме того, я полагаю, что и демократия должна быть обязательным условием таких моделей, поскольку в противном случае возникает жёсткая тоталитарная структура власти, которая, в свою очередь, приводит к появлению и нового эксплуататорского класса. В модели СССР - это партократия. Хотя тут вроде бы и нет наёмного труда, но часть общественного продукта шла на удовлетворение потребностей этого нового класса. На их квартиры, машины, дачи. Всё это шло как льготы и часто не считалось их собственностью. Но потреблялось именно этим новым классом социальных паразитов. Партийная номенклатура и продукты покупала весьма качественные в специальных магазинах и по специальным ценам... Всё это камуфлировало высокий уровень потребления вне соответствия со вкладом в общественное производство. Такое ущербное устройство "социально-справедливого" общества в СССР вызывало справедливую критику со всех сторон и давало идеологическим противникам сильнейшее оружие. Которое и победило в 1989-1991 годах. Народ не встал на защиту своей партократии, компартию даже запретили сначала под общие аплодисменты. Наряду с видимой разницей в потреблении с развитыми странами Запада это стало причиной отказа от социалистических принципов. Если бы партия в СССР не была привилегированным классом, то события могли бы пойти иначе.

На форуме мне задали вопрос, что называется "в лоб":

Сейчас в США средний процент собственности рабочих в американских ОАО составляет 10-15%. Есть также предприятия где контрольный пакет акций или даже 100% акционерного капитала принадлежит работникам, можно назвать: "Пабликс Супермаркетс" сеть супермаркетов с числом занятых 80 тыс. человек, "Юнайтед Эйрлайнс" авиакомпания (75 тыс. человек), "Прикладные исследования" научно исследовательская корпорация (16 тыс.), "Авис" компания по аренде автомобилей (12,5 тыс.), "Ральф М.Парсонс" инжиниринговая компания (10 тыс.), "Амстед Индастриз" обрабатывающая промышленность (8 тыс.). Среди крупных компаний со значительной долей собственности работников можно назвать авиакомпании ТВА и Норсвест, а также одну из крупнейших в Америке издательских компаний - Ку- ад/Графикс. Означает ли это, что в компаниях, где более 50% акций принадлежит работникам нет наемного труда и соответственно нет эксплуатации? Может это и есть рыночный социализм, когда работники являются совладельцами (акционерами) того предприятия на котором работают?



Так возник вопрос о конкретном определении уровня эксплуатации. И совершенно справедливо, её можно называть некой экономической величиной. Формальный подход всегда полезен, он минимизирует неверные трактовки и делает выводы более научными. Так родилась формула, определяющая уровень капиталистической эксплуатации:

Le=Dp/(Zp+Ds)


Если расшифровать обозначения, то формула выглядит так:

Степень эксплуатации = дивиденды частных собственников/(фонд заработной платы наёмных работников+общие дивиденды)

Проверим на предельные случаи, по физической привычке. Степень эксплуатации равна 1 (100% или полная эксплуатация), если все доходы идут на дивиденды частного собственника при нулевой зарплате рабочих. Степень эксплуатации равна нулю при нулевых дивидендах частных собственников.

Понятно, что тут есть некие условности и неточности. Например, кроме дивидендов собственники могут получать прибыль за счёт роста курса акций. Это тоже нетрудовой доход. Собственники могут пользоваться продукцией своего предприятия вне учёта дивидендов, вводя расходы на своё потребление в статьи расходов предприятия и т.д. В экономике много условностей, учёт которых сильно усложняет расчёты. Но в общем же, практически все формулы экономистов имеют такие недостатки и потому моя формула ничем не хуже. Её можно уточнить при желании. Общий подход, я надеюсь, понятен - это отношение нетрудовых доходов ко всем доходам, идущим на потребление.

Вывод этой формы вызвал на форуме сильное оживление. Тут же появилась критика:

Только в этой формуле нет капитала. Она для вакуума. Поясняю. Купил я завод - полный автомат за 100 000 рабочих-человеко-жизней и произвожу, на нём барабульки, единолично, имею патент на них, продаю по всему миру, имею прибыль и ни кого по вашей формуле не "эксплуатирую"... Только 100 000 жизней присвоил... Вот такая она ваша формула. Давайте, разбирайтесь с "купил". Для подсказки - капитал это позволил...



Уравнение подразумевает наличие капитала, ибо дивиденды с капитала входят в него. Позволил купить такое производство капитал, но появившийся в результате эксплуатации до покупки. То есть, эксплуатация была ранее, но на текущий момент эксплуатации нет. Однако тут затронута совсем иная проблема, и весьма важная. Крупная собственность создаёт и иные проблемы (они описаны в статьях, на которые я уже ссылался). А ту проблему, что имеется в данном примере, создаёт даже не капитал, а принципы распределения. Дело в том, что производительные силы в своём развитии по объективным законам вытесняют рабочую силу. И вне зависимости от наличия частной собственности встаёт проблема распределения материальных благ. Даже если производительные силы в государственной собственности. Как обеспечивать потребление тем, кто не занят в производстве?

Этот вопрос становится всё острее в развитых капстранах, где доля занятых в производстве уже ниже 30% трудоспособного населения. Ну понятно, есть наука, есть искусство, сфера разных услуг... Но вместят ли они все лишние руки? Эта проблема есть и для социалистического общества, где производительные силы будут в руках государства. Нужно кормить население по трудовому вкладу, а занятость обеспечить всё труднее. Как тут быть? Придётся менять принцип распределения. Социалистический "по труду" уже не подходит. Сразу внедрить коммунистический? По потребностям? А если рано? Если возможности производства ещё не дотягивают до потребностей? Вариантов решения у этой проблемы тоже много, но пока важнее отделить её от других, хотя бы осознать, что она не является прямым следствием наличия капитала и частной собственности. Она более общая, эта проблема, и обусловлена объективным процессом роста "производительности труда". Так экономисты не совсем точно называют рост производительности средств производства.

Достоинством же формулы я прежде всего считаю конкретизацию понятия "капиталистическая эксплуатация", которую теоретики марксизма так чётко и не определили. Вообще говоря, само слово "эксплуатация" имеет чёткую этимологию, которая даёт ключ и к правильному понимаю. Это использование чего-то. "Капиталистическая эксплуатация" - это использование наёмного труда, ведущее к нетрудовым доходам собственников средств производства. Тут имеется и конкретный объект эксплуатации - наёмный работник, которого эксплуатируют, и способ, которым эксплуатируют - покупка рабочей силы. Этот способ роднит капитализм с рабовладением, поскольку делает из работника бездушный инструмент для производства, которым распоряжается капиталист. Социальные отношения наёмного работника с его нанимателем определяют отношения эксплуатации и, в этом плане, не слишком отличаются от отношений рабовладельца и раба. И в том, и другом случае эти отношения можно описать словом "эксплуатация", и в том, и в другом случае продукт труда отчуждается от его создателя.

Статья на сайте: http://malchish.org/index.php?option=com_content&task=view&id=465&Itemid=35

Читая Путина.

Оригинал взят у sl_lopatnikov в Читая Путина.
.





Путин. Для России главная такая проблема, «узловой» вызов – это низкая эффективность. По объёму ВВП мы вплотную подошли к тому, чтобы стать первой экономикой Европы и пятой экономикой мира. В прошлом году, по данным ОЭСР, объём ВВП России по паритету покупательной способности составил 3,373 триллиона долларов, ВВП Германии, для сравнения, – 3,378 триллиона долларов. Понятно, мы действительно вплотную подошли к Федеративной Республике по этому показателю. Наш ВВП на душу населения и уровень потребления сопоставимы с рядом государств Евросоюза.

Все просто. Доходы наемных работников при капитализме никаким образом не зависят от эффективности производства.

Причина проста - что при социализме, что при капитализме, "авансовая" цена труда в норме равна цене восппроизводства рабочей силы. Но при социализме все, что не было авансово выплачено человеку труда в качестве цены рабочей силы, но пыло получено на рынке, возращалось ему через общественные фонды.
При капитализме - вся прибыль сверх цены воспроизводства идет в карман капиталистам.

Пожтому при капитализме в повышении производительности заинтересованы только и исключительно капиталисты. А наемных рабочих заставить работать более эффективно можно только угрозой увольнения и потерей всяких средств к существованию.

Что же касается мелкого бизнеса, где капиталист - он же и собственный наемник (в США термин - самонанятый) он заинтересован в сокращении собственного рабочего времени и становлении "более капиталистом" - в пределе - чистым капиталистом, который получает доход с капитала, а не за собственный труд.

Но мелкого собственника во всем мире обирают все - бандиты, государство, банки, крупные предприятия, и т.д. и это еще менее выгодное дело, чем быть просто наемником.

Предельное состояние. Когда современная экономика потеряет смысл


Источник: Red-Sovet.su

Представим себе, что уровень технологии позволил нам автоматизировать все производственные процессы. В этом нет ничего принципиально невозможного — современность уже показала нам на примере автоматизированных конвейеров, способных работать почти без участия человека, промышленных роботов и 3d-принтеров, что автоматизации поддаётся почти всё. Да, в настоящее время у нас нет роботов, способных без участия людей построить здание или завод, но принцип автоматизации и этих процессов тоже в общих чертах уже понятен и с каждым годом эти мы становимся всё ближе к подобным технологическим решениям.

q1179

По этой причине мы вполне можем рассматривать полную автоматизацию производства как вполне достижимое состояние: роль человека теоретически может быть сведена исключительно к разработке программ для производственных автоматов и компьютерных моделей объектов, подлежащих изготовлению.

Однако одной только возможности достижения состояния мало для его реализации. Нужен ещё какой-то фактор, обуславливающий стремление системы к данному состоянию, и таким фактором на данный момент выступает рыночная экономика.

Дело в том, что человек имеет физические ограничения в скорости производства. Станок же и, тем более, полностью автоматическую производственную линию можно «разгонять» практически до бесконечности. На поддержку автоматики, разумеется, тоже требуются ресурсы, но соотношение затрат к валовому выпуску даже у неавтоматизированных станков давно превзошло оное у людей — в том числе у самых скромных в своих запросах и крайне увлечённых работой. Пока ещё не во всех областях, но во многих.

При этом вполне понятно, что в пределе тех областей, где человек экономически выгоднее автомата, не останется совсем. Или даже если останется, то столь мало, что потребности в людях-работниках будут исчисляться миллионами на всю планету, но никак не миллиардами.

Вдобавок, даже если отдельный предприниматель решил бы отказаться от развития автоматизированной промышленности, его бы к ней подталкивало наличие других предпринимателей, с которыми он может удерживать паритет в конкурентной борьбе только до тех пор, пока не отстаёт от них радикально в адаптированных им технологиях. Как ни рекламируй «предметы ручной работы», а снижающаяся себестоимость серийно изготовляемого при постоянно возрастающем его качестве в перспективе не оставляет никаких шансов изготовляемому вручную.

То же касается и государств: буде случиться в одном из них повальной технофобии в рядах промышленников, найдётся другое, где технофобия меньше. А это выливается как в экономические, так и в военные преимущества.

Сильно отставшего рано или поздно просто «съедят» тем или иным способом — экономическим ли, политическим ли, военным ли.

Именно это — способность снижать себестоимость экземпляра, увеличивая их количество, плюс наличие конкурентов — и является тем самым фактором, который как бы «невидимой рукой» толкает систему к полной автоматизации. На гонке вооружений, конечно, много всего теряют, но проигравший гонку потеряет всё, а потому гонка будет продолжаться, приближая производство к полной его автоматизации.

К чему это приведёт на промежуточном этапе — можно прочитать в статье «О новой сегрегации», сейчас же мы рассмотрим предельное состояние данного процесса.

Оно — сразу зайду с козырей — имеет неустранимое внутреннее противоречие: полная автоматизация позволяет выпускать очень много товаров, однако их некому покупать.

В предельном состоянии (даже если предположить, что процесс разработки программ для автоматов и моделей выпускаемых товаров не автоматизирован) работников почти не требуется. А раз их не требуется, то их и не будет — предпринимателю просто нет смысла кого-то нанимать только лишь для того, чтобы платить ему зарплату. Предприниматель, разумеется, обеспокоен отсутствием покупателей, но для него это не повод их создавать путём выплат из своего кармана. С его точки зрения, пусть другие предприниматели зарплату ни за что платят, а лично он сэкономит.

Раздачей пособий от лица государства при неизменности всей остальной системы данную проблему тоже решить не удастся. Ведь если почти никто не получает зарплату, то и налоги с трудящихся брать невозможно. И предпринимателей невозможно обложить налогом: у их продукции нет покупателей, а потому нет и прибылей; а нет прибылей — нет и производства. И внешняя торговля тоже будет спасать лишь отчасти — в пределе-то полная автоматизация рано или поздно наступит на всей планете, а чем ближе к ней, тем меньше покупателей и за границей тоже.

Как можно видеть, система толкает себя к тому состоянию, в котором эта система уничтожает сама же себя. Только собственники окажутся способными участвовать в товарном обмене, остальные же фактически лишатся средств к существованию.

Промежуточная точка данной системы — сегрегация по интеллектуальному признаку, а предельная точка — исчезновение человечества. Коллапс.

Весь вопрос, можно ли означенное человечество плавно подвести к этой предельной точке. Можно ли, постоянно обманывая инстинкт самосохранения, понижать интеллектуальные способности большинства людей так, чтобы они не заметили собственного исчезновения или хотя бы не смогли ему сопротивляться. Если можно, то судьба человечества незавидна: превращение мира людей в мир машин в этом случае становится неизбежным — последние могикане из числа сохранившейся и ничтожно малой касты интеллектуалов не в счёт.

Однако я всё-таки надеюсь, что незаметно такое проделать не удастся, а потому предельное состояние просто не будет достигнуто: поскольку данная система в предельном состоянии очевидно уничтожает саму себя вместе с большинством людей на планете, система общественных экономических отношений должна смениться задолго до наступления этого состояния. Предсказать, в какой момент произойдёт это изменение, невозможно, но при этом понятно, что чем ближе к предельному состоянию, тем больше вероятность смены системы, поскольку всё больше людей оказывается за бортом — безработица в десять процентов не всегда ведёт к революционной смене строя, но при пятидесяти процентах она уже практически неизбежна.

На какую систему должна смениться текущая система? Вариантов не так много. Как мы уже знаем, система, в рамках которой экономика ориентирована на получение прибыли каждым экономическим агентом, в условиях полной автоматизации уничтожает саму себя, поэтому косметические улучшения ничего не решают.

Устранение личной свободы для большинства граждан — неофеодализм — тоже не вариант. Зачем кормить «неокрепостных», если автоматы решают задачи производства лучше? Крепостных можно разве что отправлять воевать — до тех пор, пока и с этим не начнут лучше справляться машины. А они, кстати, уже справляются лучше: ядерная бомба заруливает любого солдата в минуса́ (хотя да, перманентная война — это тоже способ сократить ставшее ненужным население планеты).

Луддизм (разрушение станков, в надежде сохранить рабочие места за людьми) и попытки «возвратиться обратно к природе» также несостоятельны: луддиты не смогли добиться своего даже на заре индустриализации, чего уж говорить про времена её расцвета; а «возвращение к природе» просто невозможно по той причине, что подавляющее большинство людей стремится как максимум к жизни не на природе, а на картинке с природой. В реальности же отсутствие электричества, лекарств, компьютеров и прочих благ цивилизации быстро охладит желание от неё — от цивилизации — отказываться. Кроме того, как мы помним, всегда есть соседи, обладающие танками, авиацией и далеко идущими планами на проживающих в забугорной деревенской пасторали.

Остаётся последний вариант: переориентация экономических отношений людей с возмездного обмена на безвозмездный. Обобществление предприятий, транспорта, систем жизнеобеспечения и так далее. Одновременно это означает ориентацию на развитие и совершенствование каждого человека в отдельности и всех в совокупности — только так можно занять чем-то созидательным всех людей тогда, когда их участие в производстве уже почти не требуется.

Это — единственная система из известных на данный момент, способная избавиться от противоречий, возникающих при автоматизации производства, и способная существовать при ней, не уничтожая при этом саму себя.






За что люблю лингвистику....

Оригинал взят у sl_lopatnikov в За что люблю лингвистику....
.






За то, что с помощью ЯЗЫКА можно навешать лапшу по абсолютно любому поводу.

Тут вот Медведвев с Починком разботались насчет "накопительной пенсии":

По словам экс-министра, лучшее, что можно в этой ситуации сделать, - самому заботиться о своей старости. А это значит, копить, копить и еще раз копить деньги.

Ну прямо замечательно. Дейстивтельно, почему бы не плозаботиться каждому о себе.

В основе это блестящей идеи лежит как всегда что-то западное, "неоклассическое". А это, если это казается жэкономики и политикеи, означает только одно: наё... пардон, обманывать будут.

Что в основе? Да модель Солоу же. Типа "доход расходуется на потребление и инвестиции", а "инвестиции равны сбережениям"...

Сразу говорю - это ГОРЯЧЕЧНЫЙ БРЕД.

Проблема в том, что экономисты еще не доросли интлелектуально до осознания "законов сохранения" и понимания что неважно, как называются части, важно, что они реально означают? (Я-то подозреваю, что они давно доросли, но маскируют знание этих законов от публики всякой пропагандистской "математикой", типа модели Солоу, скрывающей истинные цели пропаганды....)

Сделает шаг назад.

Я уже не раз приводил схему ясно показывающее различие в структуре цены при  социализме и капитализме. Приведу ЕЩЕ РАЗ:

aSTR

Почему так?

Потому что при рыночной экономике зарплата определяется рынком труда и ПРИ ПРОЧИХ РАВНЫХ, от строя не зависит, а зависит от спроса и предложения на данный вид труда.

От строя зависит только то, как распределяется (опять-таки равная, при прочих равных условиях) прибыль. При социализме прибыль идет в общественные фонды потребления и накопления, при капитализме - в фонды потребления накопления Абрамовича.

При этом, между социализмом и капитализмом есть два существенных различия в системе управления прибылью.

Первое очевидно: общественные фонды потребления, которые включают бесплатную медицину, образование, детские сады, дешевые музеи, секции и кружки, разумеется. пенсионное обеспечение - по существу означают возрат каждому работнику той части их реального заработка, которая не учитывается рынком труда при установлении зарплаты.  Рыночная цена труда просто "хеджирует риски" продажи произведенного продукта. Причем, при социализме возврат заработанного осуществляется, по существу, "по потребности в рамках возможного".

Точно так же и фонды общественного накопления (точнее инвестирования) расширяют возможности приложения сил каждым и, следовательно, дальнейшего наращивания фондов общественного потребления.

Фонды же потребления Абрамовича, хотя по факту они созданы работниками, а не Абрамовичем, идут на потребление Абрамовича, а не работников. Так же и фонды накопления Абрамовича идут на увеличение размера фомки возможностей для Абрамовича и дальше воровать.

Означает ли это, что при капитализме рабочие лишены возможности получить образование и т.д.?

Разумеется НЕТ. Просто при прочей равной зарплате ОНИ ИМЕЮТ МЕНЬШИЕ ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ ЭТИХ БЛАГ, ЧЕМ ПРИ СОЦИАЛИЗМЕ РОВНО НА ВЕЛИЧИНУ ФОНДОВ ПОТРЕБЛЕНИЯ, который у них украл Абрамович.

Это первая разница.

Второе же различие состоит в том, кто реально и как распоряжается фондами при социализме и капитализме?

Тут как раз при капитализме все кристально ясно: распоряжаются фондами Абрамовича менеджеры, нанятые Абрамовичем.

При социализме же теоретически распоряжается "государство". У государства нет головы для этого.

Управляют конкретные люди. При капитализме - это мендежеры люди, нанятые Абрамовичем.  При социализме - это государственные мендежеры. Например, Косыгин.

Прежде всего, особо подчеркну, никто еще не доказал, что менеджеры, нанятые Абрамовичем, управляют лучше, чем государственные менеджеры. По крайней мере история космоса это опровергает однозначно.

Но не это в данном случае главное.

Главное то, что конкретно в  данной схеме предлагают Медведев и Починок?

А они предалагают РАБОТНИКАМ ДОБРОВОЛЬНО СНИЗИТЬ СВОЕ ПОТРЕБЛЕНИЕ И ОТДАТЬ ИЗБЫТОК... В ПОЛЬЗУ ФОНДОВ НАКОПЛЕНИЯ АБРАМОВИЧА! - То есть отдать "избыток" свою зарплату в управление менджерам Абрамовича!... Иными солвами, пахать на Абрамовича по цене НИЖЕ РЫНОЧНОЙ!

... Ровно та же история, что с ипотекой, когда под ложным предлогом "облегчения покупки жилья" в процесс абсолютно искусственно впендюрили частные банки, что вздуло цены на жилье в два десятка раз и превратило людей в холопов анонимных алкоголиков банкиров или просто лишилов возможности получить соственное жилье.

Сегодня с "пенсионной инициативой"  заканчивают ПЕРЕДАЧУ общественных фондов потребления, в фонды потребления Абрамовича.

То есть, мало того, что Абрамовичу отдали ту часть потребления и накопления, что при социализме возвращалась СВЕРХ РЫНОЧНОЙ ЗАРПЛАТЫ, теперь вознамерились увеличить фонды потребления и накопления Абрамовича за счет доровольно-принудительного сокращения потребления работниками в рамках обычной, рыночной зарплаты.

При этом, что характерно, ни о каком улучшении положения работников и речи нет. Более того, это даже не "облегчает задачу государству" в том смысле, что тот же денежный поток вместо бюджета государства будет просто перенаправлен прямо и непосредственно в карман Абрамовича.

Ну и, чтобы служба медом не казалась, "демократическая власть" вознамерилась в полной мере использовать рычаги экономического принуждения: когда у человека за спиной будут стоять десятки жаждущих его места нищебродов, идея Прохорова с 60-часовой рабочей неделей легко обретет новую жизнь и, что характерно, за меньшие деньги. Для Прохорова.

Аминь.

Продолжая читать Путина. Суверенитет и все такое.

Оригинал взят у sl_lopatnikov в Продолжая читать Путина. Суверенитет и все такое.
.
...

В то же время, Путин достаточно громко заявил, что Запад сегодня однозначно устроен ( в точном соответствии с теорией «Синего мира») на принципах суверенно-вассальных отношений, что есть очевидная правда. Легализм в международной политике – это машинка для мозгов почтеннейшей публики, а не для реальных политиков.

Тогда вопрос: А о каком суверенитете, собственно, Путина тогда говорил?

В настоящее время, во всем мире насчитывается 133 миллиона людей, причисляющих себя к русским. В России из них живет около 110 миллионов.  Нравится кому-то или нет, но могущество страны определяется при прочих равных численностью ее населения. Это значит, к примеру, что если экономика « русского национального государства» поднимется до уровня США, к примеру, Россия будет втрое слабее. Ибо численность США превышает сегодня 300 миллионов человек.

Но у маленькой страны в принципе нет возможности быть суверенной.  Все просто: предположим, что две страны равны по своему развитию. Это значит, что на каждого жителя этих стран приходится равное богатство.

Пусть, условно, это богатство исчисляется ОДНИМ рублем на человек. Это значит, что в совокупности богатая страна будет располагать 300 рублями, а втрое меньшая только 100... Что значит суверенитет? – Это, в частности, способность противостоять внешнему принуждению. Правильно? – Разумеется. Так вот, пусть  большая страна решила, чтобы придавить маленькую, потратить на армию – то есть на инструменты внешнеполитического принуждения 20% своего богатства – 60 рублей - то есть с каждого жителя собрать по 20 копеек.

Чем может ответить меньшая страна? – Ведь ее уровень ровно такой же, по предположению! – Только тем, что она вынуждена будет потратить те же 60 рублей, а это – по 60 копеек с человека!
Что имеем в результате? – А вот что: реальный жизненный уровень жителей маленькой страны окажется ВДВОЕ НИЖЕ (40 копеек на жизнь) чем в БОЛЬШОЙ СТРАНЕ ( 80 копеек). И все.

Разговоры о равенстве на этом кончились, потому что жители маленькой страны окажутся вдвое беднее... ну и ... облизываясь, будут смотреть на счастливых  жителей большой страны, живущих заметно лучше.  На чем, страна и кончится...

Собственно, именно поэтому, более бедные территории в любом случае лишаются суверенитета...

При этом, что важно понимать: у бедной, но большой страны – то есть отстающей в тезнологическом развитии, - есть шанс догнать и обогнать большую и богатую и, тем более, маленькую и богатую: для этого нужен всего лишь технологический рывок. У маленькой страны такого шанса нет в принципе. Поскольку недостаток численности она могла бы теоретически скомпенисровать в разы более эффективным технологическим развитием – чем самая развитая большая страна. Но, согласитесь, этот вариант из области чуда. Поэтому, у СССР, численность которого была примерно равна численности США, шанс догнать их был. У России даже в сегодняшнем виде – ни малейшего. ...

Апология социализма. Экономика замкнутых пространств

Оригинал взят у ars_el_scorpio в Апология социализма. Экономика замкнутых пространств

Моя статья на «Однако»


Намедни, чтобы лучше понимать своих опонентов, почитал «Апологию капитализма» широко известной в тех кругах Айн Рэнд (она же Алиса Зиновьевна Розенбаум). Как и после прочтения «Атланта» той же Айн Рэнд, узнал много интересного.

В частности, сторонники капитализма обязаны считать окружающий мир «открытой системой». Они воспринимают окружающий человека «рынок» как нечто безграничное, способное в любых количествах принять предложенное и предоставить желаемое. По их мнению, если человек не может найти, где продать имеющееся или купить необходимое, значит, он просто «плохо искал» подходящего покупателя или продавца.

Вот только реальность заключается в том, что Земля, как сферическая планета в вакууме, в плане экономики является замкнутой системой, потому что человечество не вступает в рыночные отношения с обитателями других планет и в обозримом будущем не вступит. Таким образом, любые модели, рассматривающие «открытые системы» на примере отдельно взятых людей, домохозяйств, предприятий, городов и даже государств, взаимодействующих с «внешним миром», будут априори неправильными, потому что все эти «открытые системы» являются всего-лишь частью большой закрытой системы под названием «человечество». Для которой никакого «внешнего мира» не существует (при этом, вполне возможно, другая разумная жизнь во Вселенной существует, но с людьми не связывается – именно потому что разумная).


Наглядным примером замкнутой системы является печально известный корабль «Титаник», при катастрофе на котором из 2224 человек спаслись только 710. Разумеется, при лучшей организации эвакуации можно было бы спасти больше людей, но всё равно имеющиеся на момент катастрофы шлюпки были рассчитаны только на 1178 мест – всего на половину от необходимого количества. То есть остальные люди утонули бы при любом раскладе, потому что не было никаких возможностей значительно увеличить количество спасательных средств за отведённое время.

В такой ситуации получить что-либо необходимое можно только вместо других нуждающихся, то есть любая конкуренция сведётся к выкидыванию «менее конкурентоспособных» из шлюпок. Понятно, что участие в такой борьбе обязательно требует «освобождения» выталкивающего от любых социальных связей с выталкиваемыми, требует уничтожения общества и разделения людей на отдельных «индивидуумов». И наоборот, сохранение «человека социального» как члена общества требует принципиального недопущения подобных ситуаций, а значит – и отказ от экономических систем, допускающих подобные ситуации.



Collapse )

Честно признаюсь, со многими пунктами книг «Атлант расправил плечи» и «Апология капитализма» Айн Рэнд я совершенно согласен. Я совершенно согласен с тем, что не должны нормальные люди трудиться в поте лица своего для содержания алкоголиков, наркоманов, лентяев, тунеядцев, преступников и других бездельников, которые ничего для других людей не производят, а могут только просить или же отнимать чужое силой и обманом. Однако, в отличие от Айн Рэнд, я прекрасно понимаю, что «бесполезных людей» создаёт сам капитализм, неспособный к дальнейшему расширению своего экономического пространства. И это понимание позволяет мне понять ошибочность остальных аргументов и выводов, озвученных в её книгах.

Как я уже сказал, главная ошибка апологетов капитализма заключается в том, что они рассматривают окружающий человека мир как открытую систему, где из-за отсутствия пределов любой ищущий всегда сможет найти всё необходимое. Например, Айн Рэнд в «Апологии капитализма» постоянно осуждает «охваченную коллективизмом и этатизмом» Европу (даже не СССР, а самые капиталистические страны), а за образец идеального общества берёт капитализм США исключительно XIX века. Мол, пока в Европе различные гуманисты воспевали «простого человека» и рассуждали о том, что предприниматели эксплуатируют рабочих и богатые должны делиться с бедными, в Америке предприниматели и рабочие вместе построили мощную, сильную страну, предоставляющую каждому человеку защиту прав и реализацию свобод.

Уникальность воспеваемой ею системы (США XIX века) заключалась в том, что эта экономическая система сформировалась на отдельно взятом континенте и её развитие сопровождалось постоянным расширением границ (в том числе с одновременным вытеснением и уничтожением коренного населения континента, о чём Айн Рэнд умудрилась ни разу не упомянуть). Добровольность и взаимовыгодность экономических отношений между предпринимателями и пролетариями, между продавцами и покупателями, которую воспевают апологеты капитализма, обеспечивалась исключительно тем, что миллионы людей, рождавшихся в Америке или прибывавших из Европы, двигались от восточного побережья всё дальше и дальше на запад.

Любой человек, которого не устраивало предложенное здесь, действительно в любой момент мог купить фургон и поехать в любое другое свободное («освобождённое» от индейцев) место, застолбить там участок земли под свою ферму, основать свою мастерскую или просто устроиться на работу с лучшей зарплатой и условиями труда. Кроме того, равномерное разделение прибыли между предпринимателями и работниками обеспечивало условия для возникновения спроса для новых товаров и услуг по мере увеличения производства существующих товаров.


А потом очередная волна переселенцев упёрлась в западное побережье, и возможность дальнейшей экспансии прекратилась. Идеальный мир свободного капитализма раскинулся «от океана до океана», как железная дорога «Таггерт Трансконтинентал», и в этом мире не осталось больше ничего «ничейного», которое можно было бы взять и «приватизировать». Вся пригодная для обработки земля и все месторождения ископаемых стали чьей-то Священной Частной Собственностью, все существующие рынки сбыта оказались поделены между предпринимателями, все рабочие места на существующих предприятиях оказались заняты другими пролетариями.

В этой ситуации частные собственники средств производства (особенно крупные собственники) получили полную свободу строить экономические отношения со своими работниками и клиентами по принципу «А куда ты с подводной лодки денешься?!». А остальным осталась только иллюзия свободы, в том числе иллюзия свободы передвижения – ведь в других местах их ожидало тоже самое. Затем появление «лишних» безработных людей приводит к уменьшению «рыночной» заработной платы, что приводит к дальнейшему сокращению платежеспособного спроса (об этом я уже писал).

Сама Айн Рэнд писала о том, что «экономическая свобода» закончилась в 1890-м году с принятием первых «антитрестовых» законов, которыми политики пытались ограничивать прибыли естественных монополистов и просто крупных собственников, способных вступить в сговор. Но она не связывала этот «возврат к европейскому коллективизму» с тем, что государство США к тому времени практически достигло пределов расширения территории, подобно давным-давно застолбленной и поделенной Европе.


Капитализм называет основным мотивом к развитию стремление к получению всё большей и большей прибыли, но основной источник прибыли капиталиста – это разница между стоимостью труда пролетариев, которые производят товары, и стоимостью этих товаров. Поскольку рабочие на свою зарплату могут купить только часть от произведённых ими товаров, капитализму нужен «внешний мир», в который капиталисты будут продавать оставшиеся товары. А поскольку обитателям «внешнего мира» для покупки этих товаров нужны деньги, капиталисты обязаны передавать эти деньги в виде инвестиций – скупать уже построенные предприятия и оплачивать труд работников, строящих новые предприятия.

«Внешним миром» могут быть и осваиваемые просторы на окраинах страны, и мелкие производители в центральных регионах, и другие государства, вступающие во всемирные торговые организации на правах покупателей. Но в любом случае успешное капиталистическое предприятие поглощает свой «внешний мир» – «по-хорошему», скупая за наличные деньги у владельцев, решивших отойти от дел, или же «по-плохому», изымая за долги у разорившихся конкурентов.

Если говорить о международной торговле, то здесь крайне важным показателем уровня жизни населения является величина торгового баланса страны. Активный (положительный) торговый баланс страны, которая продаёт своих товаров больше, чем покупает чужие, означает, что данная страна развивается и поглощает другие страны. Отрицательный же баланс страны-импортёра означает, что экономическая система данной страны является только питательной средой для крупного капитала, а «не вписавшееся в рынок» население страдает от безработицы и сопутствующей ею нищеты.

А потом капиталистический мир внезапно упирается в вакуум космического пространства…


Давайте проверим еще раз ход моих мыслей, – сказал Эрнест. – Мы начали с конкретного, частного случая, с обувной фабрики. Мы установили, что дележ вновь произведенной стоимости между рабочими и предпринимателем обувной фабрики не отличается принципиально от дележа ее во всей промышленности в целом. Мы также установили, что рабочие могут выкупить лишь часть полученного продукта и что капитал не может потребить всей причитающейся ему доли. Мы обнаружили к тому же, что, когда рабочие накупят товаров на все заработанные деньги, а капиталисты возьмут столько, сколько им требуется, останутся свободные товарные излишки. Мы пришли к заключению, что единственный способ сбыть с рук эти излишки – это вывезти их за границу. Мы увидели, что страны, куда вывозятся товарные излишки, также приступают к развитию своих естественных ресурсов и что в скором времени у них оказывается свой избыточный продукт. Распространив этот процесс на все страны мира, мы пришли к выводу, что настанет день, когда все страны будут ежегодно, ежечасно производить излишки товаров, которые им некуда будет девать. Спрашивается, что нам делать с этими излишками?


Известный американский писатель Джон Вильямович Чейни (более известный нам под псевдонимом Джек Лондон) закончил свой роман «Железная пята» в 1908 году, а уже в 1914 году началась Первая Мировая Война – массовое уничтожение «лишних товаров» и «лишних людей».

Айн Рэнд в своих книгах осуждала войны, в том числе потому, что они являются апофеозом грабежа и насилия. Однако эта война велась не ради грабежа чужого имущества, а ради захвата и передела рынков сбыта для продажи своих «излишков». Это была конкурентная борьба капиталистов-производителей, продолженная на политическом уровне. И пусть это было «неправильной конкуренцией» между «плохими капиталистами» – в любом случае если быть «плохим капиталистом» проще и выгоднее, то такие капиталисты всегда будут появляться, особенно в «свободном обществе», которое не имеет возможности препятствовать развитию личности в этом направлении.

Тем не менее, война не решила проблем – через 10 лет западный мир погрузился в пучину Великой Депрессии 1929 года, продолжавшейся практически до Второй Мировой войны.

Айн Рэнд считала, что США в этой войне понесли одни лишь убытки, однако после распада Британской империи американские капиталисты получили множество новых рынков сбыта для своих «товарных излишков». Но всё равно правительству США пришлось началось строительство «социального государства», основанного на искусственном перераспределении прибыли. Другим механизмом обеспечения скупки «товарных излишков» на «внутреннем рынке» стала массовая выдача потребительских кредитов («рейганомика»), результатом которой стала огромная задолженность всех домохозяйств и даже государств. И попытки «обнулить» эти долги приведут к обнулению всех накоплений.

Очередной точкой опоры капитализма стало уничтожение СССР в 1991-м году. Массовая приватизация объектов общественной собственности для дальнейшей перепродажи и массовое разрушение внутреннего производства, оказавшегося «экономически невыгодным» после приватизации сырьевых элементов длинных производственных цепочек, создали новый канал обращения денежной массы и открыли новый рынок сбыта «товарных излишков» для западных капиталистов. Однако затем наступил 2008-й год, и экономика капиталистических стран снова упёрлась в тот же самый тупик.


Ну а теперь можно посмотреть на рецепты, которые были выполнены или пока ещё предложены к выполнению российскими либералами (либертарианцами), в том числе из состава правительства:

1) Вступление в ВТО с целью ещё более широкого открытия своего экономического пространства для иностранных «товарных излишков».

2) Принципиальный отказ от «импортозамещения» – от создания производства своих товаров, которые могли бы сократить объём осваиваемых населением станы иностранных «товарных излишков».

3) Повышение «инвестиционной привлекательности» с целью поступления в страну иностранных денег, которые население затем использует на покупку иностранных «товарных излишков».

4) Перестройка 2.0 с последующей Приватизацией 2.0 и перепродажей иностранным «инвесторам» всего того, что ещё не было «застолблено» после 1991-го года.


Есть желающие ещё раз спасти так называемый «цивилизованный мир»? Хотя я заранее разочарую желающих пожертвовать собой и окружающими во благо «европейского человека» – это будет совершенно бесполезная жертва. Ведь очень скоро всё это повторится ещё раз. Потому что капиталистическая экономика – это классическая «пирамида», которая может существовать, только пока вбирает в себя всё новых и новых членов. А нам нужно переходить на другую систему, которая будет обеспечивать стабильное развитие производства и улучшение жизни общества в замкнутой системе, будь то отдельно взятое государство или вся планета в целом.


Originally published at Логово скорпиона. You can comment here or there.

Классы 2.0 Второе измерение - тенденции

http://socialism2.livejournal.com/19471.html?thread=916751#t916751

Кроме "креативных" в "Социалистический класс" входят участники коперативных объединений - собственность которых также принадлежит самим трудящимся. Такие предприятия могут иметь и станки и заводы в своей собственности. Я предполагаю, что кооперативный принцип организации труда в той или иной форме будет иметь тенденцию к росту.

Я предполагаю что с ростом "Социалистического класса" и числа предприятий с кооперативной собственностью в их рядах будет расти число социально- и национально- ориентированных управленцев, которые будут пополнять класс чиновников. То есть будет построен социальный лифт между социалистическими предприятими с кооперативной собственностью и государством. В результате противоречие между "Социалистическим классом" и классом чиновников будет снято.


>>Тем более что мелкая буржуазия как "класс для себя" и не формируется. <<
Во первых эта группа людей с развитием НТП растёт.
Во вторых этой группе людей помогают осознать себя как класс под названием "Креативный класс" не те кто нужно. Примеры этого Тунис, Оранжевые революции, Болотная площадь.

Классы 2.0 Второе измерение - комментарий

Комментарий к: http://socialism2.livejournal.com/19471.html?thread=914191#t914191

Эксплуатация - присвоение результатов труда другого человека.
Под эксплуатацией я имел в виду как изъятие результатов труда в виде налогов и сборов и последующее своевольное распределение их чиновниками, так и эксплуатацию-командование людьми.

Класс формируется и осознает себя, когда ему противостоит другой класс.(вроде бы у Бориса Юлина было). Так осознал себя и сформировался пролетариат.
Я задумался: Третий класс-мелкая буржуазия - есть, а противостоящего ему класса - нет. Не выделили классики его.

Какие у третьего класса признаки: самозанятость (эксплуатация только самого себя), собственность на средства производства. А раз нет эксплуатации других и средства производства в собственности трудящихся - то пусть этот класс называется социалистическим.

У противостоящего ему класса признаки должны быть обратные: эксплуатация чужого труда(распоряжение результатами чужого труда) и отсутствие своих средств производства приносящих им доход. Под эти признаки подходят чиновники, духовенство, наемные управляющие.

Есть ли противостояние между этими классами? Тут как раз подоспела Болотная площадь с её лозунгами против правительства и чиновников. На неё как раз вышли самозанятые - фрилансеры, дизайнеры, и т.д...

В чём конфликт самозанятых и чиновников? Самозанятые кричат: чиновники эксплуатируют нас: присваивают результаты нашего труда, сдирают с нас налоги, а результат мы не видим! Верните нам наши деньги, мы самозанятые, мы работаем на себя, мы сами умеем распоряжаться деньгами. Почему чиновники - люди, которые не делают руками ничего полезного для людей, не понимают ничего в бизнесе - распоряжаются такими огромными суммами!

А чиновникам налоги собирать надо. С пролетариата много не возьмешь - им капиталисты платят минимум - только чтоб не сдохли. С капиталистов тоже - уйдут в офшоры.

Так что противостояние и конфликт интересов классов присутствуют. Значит эти группы можно выделить в антогонистичные классы.

НАШ СОБЕС И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ИДЕЯ

Оригинал взят у domestic_lynx в НАШ СОБЕС И ЛИБЕРАЛЬНАЯ ИДЕЯ
Сегодня либерализм крайне немоден, да что не моден – вызывающе неприличен. Притом настолько, что его уже и пинать не удостаивают. Согласно новейшим воззрениям, в теперешнем нашем неустройстве виноват либерализм – как четверть века назад был виноват социализм, а сто лет назад – царское самодержавие. И самое интересное – в самом деле, виноват. Не либерализм, а вернее сказать нео-либерализм, воплощённый в учении Вашингтонского консенсуса. «Либерализм» вообще крайне неудобное слово. Чересчур общее, а потому неясное. Слишком много на него налипло всякого-разного; хочется отлепить.

То, что пришло к нам под именем либеральной экономики, - имеет мало общего с либеральной идеей. Это, в сущности, учение о предпродажной подготовке стран. С его помощью хозяева жизни превращают развивающиеся страны в вечно отсталые сырьевые придатки, не несущие угрозы развиться и превратиться из вассалов в конкурентов. Открытость, свободная конкуренция и уход государства из экономики, введённые в согласии с неолиберальным учением, всё это неизменно приводит эти страны к упадку и разрухе, а вовсе не к развитию, во имя которого всё это якобы и затевалось. На самом деле, неолиберальные реформы – это был гигантский трюк по перераспределению истощающихся ресурсов Земли. Мировой кризис развеял последние иллюзии относительно целительной роли «невидимой руки рынка». (Впрочем, заметим в скобках, экономическая жизнь России по-прежнему идёт по заветам неолиберализма и Вашингтонского консенсуса, что день ото дня углубляет разруху и отсталость). Однако идейно нео-либерализм себя скомпрометировал, всерьёз в него никто не верит. И правильно делает, что не верит. Если мы не вернёмся к государственному руководству народным хозяйством, к планированию – разруха будет только нарастать. Это всё так, но есть тут одно «но».

Отвергая неолиберализм как государственную политику и хозяйственную практику, корыстно навязанную нам или принятую нами по собственной бескорыстной глупости (в данном случае это не важно), так вот справедливо отвергая эту политику, хорошо бы сохранить то вечное, что есть в либеральной идее. Не в Вашингтонском консенсусе, не в разграблении России, производимом под либеральным соусом – а в либеральной идее.

В чём она состоит – либеральная идея?

Всякое большое идейное течение, вероучение (а большое идейное течение – это всегда в высокой степени вероучение) содержит что-то принадлежащее злобе дня и часто используемое корыстно и во вред. Но есть в любом большом вероучении и нечто, принадлежащее вечности. То, что навсегда войдёт в идейную копилку человечества. Вот этого бы не хотелось расплескать, потерять по дороге, особенно учитывая нашу национальную склонность к тотальному приятию и столь же тотальному отвержению любых идей и учений. Так вот в либеральной идее есть нечто, что принадлежит вечности, что должно непременно войти в будущее политическое и экономическое устройство нашего народа и человечества - устройство, которое должно стать синтезом прошлой антитезы капитализма и социализма.

Вечное в либеральной идее – это представление о свободе и ответственности человека. К Вашингтонскому консенсусу эта идея относится примерно как учение Христа к деятельности Святой Инквизиции. Но ужасы Инквизиции не могут отвратить нас от того вечного, что есть в христианстве. Точно так и корыстные и жульнические манёвры, совершаемые под прикрытием и от имени либеральной идеи не должны нас

Вечное в либеральной идее – это «самостоянье человека, залог величия его». Либеральная идея помещает человека и его свободу в центр земной жизни. А главнейшая составляющая свободы, её база, её корень – это свободный, инициативный труд. И полная ответственность за его результаты. Не перед начальством ответственность – перед сутью вещей. Это свобода не «от», а свобода «для». Все остальные свободы – производные от этого. У нас это плохо понимается и не пользуется успехом. У нас вообще идея ответственной свободы как-то непопулярна, она не пленяет, не очаровывает. У нас свобода понимается скорее как пугачёвская вольница или как свобода смело потребовать от начальства выдачи пособий и субсидий.

Советский социализм пал потому, что не нашёл способа вобрать в себя в себя в качестве важнейшего элемента либеральную идею. Не множество партий, не непрестанное голосование за то и это, не свободное полоскание в СМИ грязного белья сильных мира сего требовалось людям, а возможность свободного труда, хозяйственной инициативы, «своей игры» на экономическом поле – вот что требовалось. Придумать, осуществить, неся при этом всю полноту ответственности – вот этой нотки либерализма не хватало советскому человеку, и социалистической экономике этого тоже не хватало. Впрочем, далеко не все это понимали и воображали, что не хватает им многопартийности и свободы материться на сцене. То, что произошло в реальности: воровская приватизация, перекачка ресурсов за границу, беспорядочная раздача кредитов банкам в процессе кризиса – всё это было глумливой насмешкой над либеральной идеей.

Нет ничего более далёкого от либеральной идеи, чем бескачественная демократия, в основе которой лежит абсурд: все люди, включая и тех, что не способны управлять собой и заработать копейку, предполагаются способными иметь здравое суждение о том, как и кому следует управлять целым государством. Такое положение воспитывает притязательного босяка-социальщика, а вовсе не свободного самодеятельного гражданина – носителя либеральной идеи. Не случаен выраженный стиль собеса, который поневоле усвоило наше государство. Оно и есть собес, распределяющий доходы от «трубы» и не замахивающийся ни на какое созидание.

Мы, безусловно, вернёмся к своего рода социализму – плановому хозяйству, государственному руководству экономикой: это вопрос жизни нашего народа. И этот социализм 2.0 будет прочен, если хватит ума в конце экономической цепочки оставить возможность экономической свободы, хозяйственной инициативы, без чего никакая иная свобода невозможна. «Свобода – это хороший гражданский кодекс», - говорил Наполеон, и он был прав: человек свободен, когда дозволенное неоспоримо дозволено, а запрещённое – твёрдо запрещено. Эту свободу недостаточно просто дать, к ней надо упорно воспитывать народ, как воспитывают детей – постоянно понемногу расширяя зону свободы и зону ответственности. Отвергая неолиберализм жульнический и разрушительный – вот об этом не забыть бы...

Таки мысль - резюме

Оригинал взят у bantaputu в Таки мысль - резюме
Резюме к позапрошлому посту применительно к российским условиям, то есть локальное.

Допустим, нашей целью является социальный прогресс. (А что ещё?)
В России нет цельного общества, обладающего всеми "органами". Буржуазия, к примеру, есть, а пролетариат, как следствие деиндустриализации, рудиментарен и маргинализирован.
Следовательно, социальный прогресс в России не может строиться по стандартным лекалам полноценного общества. Увы пролетариату, социальный прогресс в современной России может быть только прогрессом внутри класса буржуазии. Поэтому хочет пролетариат этого или не хочет, ему придётся выбрать в среде буржуазии союзника и помогать ему. Свои собственные цели придётся ставить в том объёме, в котором они сопутствуют достижению целей выбранного союзника из среды буржуазии.
Подобрать такого союзника несложно. Это национальная (не ориентированная на международные бизнес-структуры) буржуазия, заинтересованная в сохранении и развитии производства. Противник - все разновидности буржуазных "ликвидаторов".
Социальная ориентированность буржуазии - союзника пролетариата описана ещё Адамом Смитом и воплощена Генри Фордом. Это снижение цен при росте производительности, объёмов производства и заработных плат. Ничего особенно ужасного для пролетариата в такой программе нет. Пожалуй, это лучшая программа для пролетариата, которую может предложить буржуазия. Кстати, в конечном итоге её реализация способна привести к восстановлению нормальной социальной структуры общества - с соответствующими последствиями для идеи социального прогресса. Чтобы пролетариат мог начать бороться за себя, его сначала необходимо возродить. Поскольку в современной России продуктивная политическая борьба может происходить лишь внутри класса буржуазии, именно её пролетариату следует избрать инструментом социального прогресса. На какое время? В принципе, речь может идти о двух-трёх десятилетиях. Это при хорошем ходе событий.

В чём именно пролетариату следует поддерживать национальную буржуазию? А что там ей нужно? Правовой порядок, устранение властного произвола - хорошо, принято. Изменение структуры экспорта, экспорт энергии не в виде энергоносителей, а в виде готовых изделий - сойдёт. Конкурентные политические процедуры - годно. Создание замкнутого рынка труда, без чего невозможен рост производительности - принимаю. Я бы ещё предложил некоторый передел прихватизированной ранее государственной собственности, но это вопрос деликатный; его не следует раскрывать раньше времени. В целом, как мы видим, программа была бы довольно хороша и для советского социализма. В Перестройку бы так...